20 ноября 2017, понедельник
Областные новости
17.11.2017
Благотворительный фонд «Общественный институт социальной стратегии и тактики», учрежденный МГУ имени М.В. Ломоносова и Союзом писателей Москвы объявляет о начале VIII Всероссийского конкурса региональных СМИ «Панацея».

Яндекс.Погода

"Кузнецкому рабочему" - 95 лет

«Кузнецкому рабочему» – 95 лет

НА ПЕРВОЙ  полосе нашей газеты стоит надпись: «Основана в апреле 1918 года». А это значит, что 17 апреля 2013 года мы будем отмечать 95-летний юбилей «Кузнецкого рабочего».

За долгие годы своего существования городская газета не раз меняла свое название, издателей, периодичность выхода, формат и тираж. Но всегда оставалась газетой, которая, как зеркало, отражала жизнь кузнечан такой, какая она есть.

По сути, «Кузнецкий рабочий» – это летописец истории родного города. И сейчас, по прошествии многих лет, листая пожелтевшие подшивки газеты первых послереволюционных, предвоенных, военных лет, мы очень многое узнаем о том, как жил и развивался город, как зарождались здесь новые отрасли промышленности, как рос культурный уровень горожан.

Конечно, «Кузнецкий рабочий» в 1918 году возник не на пустом месте, до этого в городе уже издавались две газеты, так что история журналистики в Кузнецке началась еще в марте 1917 года.

Наша газета всегда очень оперативно откликалась на все новые начинания, шефствовала над строительством новых объектов, помогала становлению сельских кооперативов. Не зря первый в Кузнецком уезде совхоз был назван «Трудовой путь» – так в 30-е годы называлась наша газета. В ходе строительства ТЭЦ-3, обувной фабрики, приборостроительных заводов городская газета открывала на этих объектах свои корреспондентские пункты и рабкоровские посты, содействуя тем самым ускорению ввода в строй действующих важных для города новостроек.

И в наши дни газета всегда стремится быть в гуще событий, подробно рассказывать о том, как и чем живут кузнечане. Вот уже три года, как «Кузнецкий рабочий» освещает не только жизнь города, но и Кузнецкого райна.

95-летний юбилей – знаменательная дата в истории не только нашей газеты, но и города, района. И, думается, кузнечанам будет интересно узнать, как зародилась, развивалась печать в Кузнецке, кто делал газету в первые годы ее создания и в другие периоды истории, о чем писала наша газета тогда.

Надеемся, что кузнечане не останутся равнодушными к этим публикациям, дополнят их рассказами о роли газеты в своей жизни.

Ведь газета – это наша с тобой, дорогой читатель, биография, наша жизнь, судьба.

 

Редакция газеты «Кузнецкий рабочий»

Это наша биография

А.Курепина

На первой странице «Кузнецкого рабочего» обозначено: «Газета основана в апреле 1918 года». А значит, 17 апреля 2013 года «Кузнецкий рабочий» отмечает 95-летний юбилей.

Для сотрудников редакции – это не просто круглая дата. Юбилей газеты – как остановка поезда на небольшой станции. Можно остановиться, оглянуться, проанализировать, что сделано и что предстоит сделать.

История газеты «Кузнецкий рабочий» интересна и своеобразна. Она неразрывно связана с историей города и района, потому что всегда была зеркалом жизни. И в преддверии юбилея хочется рассказать, как создавалась, жила, развивалась местная печать в Кузнецке.

 

Истоки

Первой местной газетой в городе стали «Известия» Кузнецкого исполнительного комитета народной власти, которые начали выходить в марте 1917 года.

Комитет народной власти в городе возглавлял владелец крупной аптеки, фармацевт Ф.И. Бобылев. Он стал впоследствии редактором первой местной газеты Кузнецка. А организатором и первым редактором был В.А.Обуховский. «Известия» издавались в частной типографии К.И. Липковской. Первые номера печатались на двух полосах нынешнего формата. Редакция помещалась на Соборной площади в здании милиции.

Уже с 86-го номера, 23 июля 1917 года, газета начинает выходить большим форматом: на двух, а иногда и на четырех полосах. Редакция, обращаясь к горожанам, говорит со страниц газеты: «Пришло время – и жизнь требует и для нашего городка настоящей газеты. И прежняя редакция своими воскресными номерами придавала своей газете тот обычный вид, с которым все и каждый так сроднились.

Но, к сожалению, те большие воскресные номера пока еще не для уездной жизни, потому что наш читатель главное внимание отдает столичной прессе и для своей местной газеты у него остается слишком мало времени.

Однако газета должна же быть газетой, а не какой-то листовкой, и настоящая редакция решила придать своему печатному органу надлежащий постоянный, а не случайный вид». К этому времени Исполком народной власти приобрел собственную типографию и уже в ней печатает свою газету. Эта типография находилась в доме Власова-Янина, напротив офицерского собрания.

Новое дело – всегда хлопотное. Что-то может не получаться. Но газета «Известия», издаваемая в общем-то дилетантами в журналистском деле, была очень интересной. Этому, конечно, способствовало и состояние общества в 1917 году.

Что бы ни говорили о голоде, нищете, неграмотности и прочих бедах того времени, все же революционный подъем, переход монархии в республику, обретенные свободы, в том числе и печатного слова, пьянили людские массы, развивали в них романтизм, веру в светлое будущее. Ломка старых отношений, всевозможные нововведения – все это вместе взятое создавало благоприятную почву для развития творческих способностей, стремления выразить свои мысли вслух, быть услышанным и понятым.

История газеты неотделима от истории города. Поэтому, чтобы понять, кто, как и почему делал газету, необходимо вспомнить, что представлял из себя Кузнецк к весне 1917 года.

Это был центр кустарной и ремесленной промышленности Саратовской губернии. Тридцать процентов населения работали в своих кустарных хозяйствах. Пролетариата в городе почти не было. А 28,4 процента населения города имели свою землю, которую либо обрабатывали сами, либо сдавали внаем. 52 предприятия, которые работали в Кузнецке, были малочисленны (от 15 до 90 рабочих). Работали одна больница и два фельдшерских пункта, несколько учебных заведений, библиотека, театр. Интеллигенции было мало: в основном учителя, врачи, различные специалисты.

Но среди кузнечан было немало студентов различных университетов, в свое время окончивших реальное училище. Реальное училище, как отмечалось на одном из торжественных собраний в 1911 году, было «духовным светочем города». Здесь работали высококвалифицированные преподаватели, которые давали  прекрасные знания, позволяющие поступать в лучшие университеты страны.

В 1913-1916 годах в реальном училище существовал подпольный ученический кружок, издававший рукописный журнал «Молодежь». Вокруг него группировалась талантливая свободолюбивая молодежь. Впоследствии именно эти люди, ставшие к 1917 году студентами университетов, и составили костяк первой местной газеты Кузнецка. Вот как они сами писали об этом 6 августа 1917 года в газете «Известия»:

«История местной газеты «Известия», возникшей в первые дни Свободы, длинна, полна трений. Родилась она в радостное время всеобщего порыва, но никто ее не поддержал. «Вывозимая» на плечах двух-трех лиц, газета не могла удовлетворить запросы народа. Отдельные граждане делали попытку сотрудничать, но наталкивались на цензуру: газета была односторонней, бедной содержанием.

Появились мысли о создании для населения нового печатного органа – органа всех общественных организаций Кузнецка. Долго обсуждали этот вопрос, но...

Учащиеся решили тогда пойти другим путем. Их предложение участвовать в «Известиях» своим трудом при условии предоставления им автономии было принято редактором. Союз учащихся разрешил вопрос сепаратно и стал работать, предполагая, что и другие общественные организации найдут путь к аналогичному соглашению с В.А.Обуховским.

Но пример не нашел подражания. Газету продолжали бойкотировать и тогда, когда место уехавшего на фронт редактора занял Ф.И.Бобылев. В отсутствие Бобылева «Известия» велись редакционным коллективом из трех лиц. Это было беспристрастно. Но отношение к газете не изменилось»...

Это обращение к читателям подписали Агринский, Али Кулахметов, Вайнер, Велетев, Гатти, Денисов, Ищенко, Кебри, Лунин, Минервин, Смирновский – члены объединенной организации учащихся.

Но несмотря на столь критический взгляд на свою работу учащиеся делали интересную газету. В каждом номере выходили прекрасные передовые статьи, многие материалы носили просветительский характер, под рубрикой «Местная жизнь» печатались информации о городских новостях, даже «Народный словарь» присутствовал в газете. И из него кузнечане узнавали, что означают слова «революция», «демократия»...

Разъясняла редакция и свою политическую позицию.

Ф.А.Белоярцев, учитель реального училища, одно время редактировавший газету вместе с Ф.И.Бобылевым, в передовой статье «Наши задачи» писал: «Ее (редакции) задача – освещать жизнь общества во всем его целом, в его многогранном разнообразии социалистических настроений в пределах данного времени и данного пространства, в резком отмежевании от всяких социалистических утопий, кричащих лозунгов и эффектной партийной мишуры, и поэтому  такие статьи, авторы которых через «Известия» пожелали бы вербовать митинговым порядком в свою партию всех сочувствующих, – такие статьи не найдут себе места на страницах нашего органа.

Все, что ведет родину к ее светлому будущему, все, что служит разъяснению темных сторон переживаемого момента; все, что выпукло и ярко выявляет текущие ценности в здоровой части нашего народного организма – все это в поле зрения редакции, все это и будет впитывать она в себя и сеять по нашей родной округе».

На 13 августа 1917 года в городе были назначены выборы в городскую Думу. Газета широко освещала подготовку к выборам, подчеркивала их значимость для развития демократии. Передовые статьи предвыборных номеров назывались «Что же надо делать?», «К выборам в городскую Думу», «К предстоящим выборам», «Обществу» и т.д.

Выпускающие газету студенты старались не только рассказывать о том, что происходит в России, уезде, городе, но и знакомили кузнечан с политическими деятелями эпохи, пытались писать фельетоны, даже завели рубрику «Из местных полицейских архивов». Редакция обращалась к читателям с просьбой сообщать о событиях, очевидцами которых они являются, о происшествиях. В газете не было иллюстраций, но небольшие объявления давались красочно. Пожалуй, самым запоминающимся было объявление о подписке на газету «Известия» Исполнительного комитета народной власти.

В августе 1917 года состоялись выборы в городскую Думу. Новая власть в городе должна была принять из рук старой и городскую газету.

С 1 октября 1917 года «Известия» выходят в свет уже как орган ликвидационной комиссии Кузнецкого исполкома народной власти. В этом номере есть небольшая заметка «О нашей газете». В ней говорится, что согласно постановлению ликвидационного собрания членов исполкома газета «Известия» будет выходить от имени ликвидационной комиссии впредь до организации новыми демократическими самоуправлениями своего органа.

Последний номер «Известий» вышел 22 октября 1917 года. Обращение редактора газеты Ф.И.Бобылева было названо очень просто – «Гражданам».

Он писал, обращаясь к читателям: «Настоящим номером заканчивается издательская деятельность Исполнительного комитета народной власти.

Почти восемь месяцев комитет издавал свой орган, который посильно обслуживал и общественные нужды. Дело было новое не только для деятелей комитета, но и для кузнечан. Однако и это дело показало, что в Кузнецке есть живые силы и, при надлежащей энергии, величайшая функция общественности - пресса может существовать и развиваться. Комитет же может сказать: «Сделал, что мог, пусть сделают больше могущие это сделать!».

А перед этим члены объединенной организации учащихся писали: «Теперь газета должна перейти в новые руки. Общественным организациям города мы – учащиеся, одиноко сотрудничавшие в газете около двух месяцев, говорим: «В добрый час! Мы через две-три недели разъедемся по университетским городам...».

После того, как власть в городе перешла от Комитета народной власти к городской Думе, на собрании чествовали и благодарили тех, кто руководил Кузнецком в трудные месяцы после февральской революции. Главу исполкома, редактора газеты «Известия», владельца крупной аптеки, фармацевта Федора Ивановича Бобылева «за гражданскую смелость и неутомимую энергию» единогласно избрали почетным гражданином города Кузнецка.

Преемница «Известий» газета «Голос труда» – издание Кузнецкого земского и городского самоуправлений – начала выходить в свет в декабре 1917 года. Ее формат не отличается от нынешнего. К читателям она поступала по средам, пятницам и воскресеньям. Редакция помещалась сначала в доме Власова-Янина, а потом в доме Иконникова на Соборной площади, типография принадлежала Кузнецкому земству. Девизом газеты были слова: «Владыкой мира будет труд».

Финансировали издание газеты городская Дума и земская управа, которым содержание издания в месяц обходилось по 400 рублей с каждой.

По уже установившейся традиции редактировал газету глава местной власти – Д.И.Гаргер, специалист по сельскому хозяйству, избранный в городскую Думу от партии социалреволюционеров.

В настоящее время сохранились всего три экземпляра этой газеты (два – №7 от 5 января 1918 года, № 37 от 14 апреля 1918 года – в хранилище Российской государственной библиотеки, № 33 от 5 апреля 1918 года – в Кузнецком краеведческом музее им. А.Н.Радищева).

Но и по ним можно судить о том, что газета неплохо освещала местную жизнь, сообщала горожанам, как решают проблемы земство и городская Дума, а также информировала читателей о событиях в России.

Первые городские газеты Кузнецка с честью выполнили свою миссию. Они подготовили читательскую аудиторию к восприятию жизни через средства массовой информации, пробудили к ним интерес, создали основу зарождения журналистики в небольшом провинциальном городке.

 

Начало пути

ИСТОРИЯ нашей газеты похожа на истории других городских и районных газет, созданных на заре Советской власти. Возникла и долгих семьдесят три года была она партийной газетой, хотя по  существу освещала жизнь всех слоев населения. Кузнецкая организация ВКП(б) была создана 4 апреля 1918 года.  Первоначально партийная организация насчитывала всего двадцать человек. Уже 9 апреля большевики экспроприировали две частные типографии, объединили их в одну, а 17 апреля 1918 года выпустили первый номер газеты «Известия Кузнецкого Исполнительного комитета Совета крестьянских и рабочих депутатов».

1918 год. Порывистые всплески революционной волны, и такая же порывистая жизнь и борьба. Нет еще ничего определенного, устойчивого, события сменяются событиями, как на экране кино, одна картина другой. И так же отражается жизнь в газете.

Нет работников, не пришло еще время для того, чтобы усадить одного-двух товарищей на постоянную работу за редакционный стол. Найдется у кого-нибудь время – выходит газета, нет – так сойдет...», – так описывают рождение газеты журналисты 20-х годов.

Действительно, редакция газеты не представляла собой цельной организации. Это было сообщество людей, которые между делом выпускали газету. Ее редактировали лидеры большевистской партии. В основном это были приезжие рабочие, которых партия послала в провинциальный купеческий Кузнецк устанавливать Советскую власть.

Первым редактором газеты был И.А.Савельев, профессиональный революционер. Вначале никто не хотел подписываться на газету, боялись вперед платить деньги. Было всего 50 подписчиков, остальные экземпляры продавали в розницу. Но газета простодушно и бесхитростно, очень честно писала о событиях местной жизни. В одном из первых номеров она рассказывала о бесчинствах отряда Пудовочкина, прибывшего из Хвалынска, и даже поместила заметку «Исправление ошибки», которая сейчас вызывает только улыбку.

Местная жизнь

Исправление ошибки

В прошлом номере было указано, что в Кузнецк прибыла красная армия. На самом же деле, хотя это еще не выяснилось, это была просто разбойничья банда. Давая эту заметку, сотрудник руководствовался приказом Воен. Комиссара Елисеева и указаниями компетентных в этом деле членов Исполнительного комитета.

«Известия Исполнительного комитета Совета

крестьянских и рабочих депутатов»,

  8 от 10 мая 1918 года.

 

Успех газеты был необычен. И тираж очень быстро достиг 1000 экземпляров.

Редакция стала расширяться. Она располагалась на Соборной площади в доме уездной милиции. В начале мая национализировали еще две небольшие частные типографии, укрепили полиграфическую базу, улучшили качество выпускаемых газет.

Но в редакции почти не было сотрудников. Вскоре ушел на фронт редактор И.А.Савельев, и одно время газету выпускал один человек – корреспондент Сергей Долныков.

И только к августу 1918 года коллектив редакции стабилизировался, газета стала выходить регулярно по средам, пятницам, воскресеньям. В ней появились статьи, фельетоны, местная хроника. Газета стала привлекать к себе внимание. Ею заинтересовались общественно активные люди. Тем более, что журналисты со страниц газеты обращались к кузнечанам с просьбами не только сообщать в редакцию о происшествиях, но и описывать жизнь крестьян, их быт, проблемы.

За первые пять лет существования в газете сменились семь редакторов: А.М.Ермоленко, А.И.Осипов, И.А.Савельев, С.Т.Любимова, М.А.Геслер, А.Ф.Ширшов, Е.А.Смыслов.

Вот как вспоминала годы работы в Кузнецке Серафима Тимофеевна Любимова: «В 1919-1920 годах я редактировала газету «Известия», потом она стала называться «Серп и Молот». Мы мало тогда заботились о литературной обработке материалов. Сейчас некоторые статьи без улыбки не прочтешь. Но мы не жалели сил, жили только интересами революции».

Михаил Александрович Геслер в газете «Серп и Молот» писал 17 апреля 1923 года: «В январе-феврале 1919 года кузнецкие «Известия», которые выходили тогда от одного до трех раз в неделю, представляли из себя ничто иное, как печатный протокол заседаний Исполкома. Впрочем, таков был удел многих газет того времени. Какая-то перемена почувствовалась лишь в конце февраля или начале марта 1919 года: газета стала печатать статьи, фельетоны, местную хронику. Это стало тогда, когда начал работать в газете тов. Савельев.

Газета стала привлекать к себе внимание. Заинтересовался ею и я...».

М.Геслер вспоминает, что первую свою заметку он написал о жизни деревни, приехав из командировки. Потом партийная организация посылала его на агитационную работу в артели, комитеты бедноты и т.д. И отовсюду он писал о жизни этих организаций. Потихоньку вписался в журналистику, а впоследствии стал не только штатным работником газеты, но и ее редактором.

7 ноября 1919 года газета  сменила свое название на «Серп и Молот», а с 1 мая 1920 года – это уже ежедневная газета с тиражом более 2000 экземпляров. В 1921 году в газете появились первые рабочие корреспонденты. А с 1 апреля 1922 года печаталась тематическая страница «Рабочий», материалы для которой готовило уездное профбюро.

Практика редактирования газеты руководителями властных структур города продолжалась. В 1921 году «Серп и Молот» редактировали уполномоченный по улучшению жизни детей А.Ширшов и заведующий уездным политпросветом Е.Смыслов. В 1923 году редактором был М.Геслер, который занимал ответственную должность в уездном комитете партии.

Издание газеты в любые времена – дело хлопотное, а на заре формирования местной печати – особенно. Испытывая недостаток в кадрах, редакция была к тому же очень плохо оснащена, не имела собственного помещения, постоянно перемещаясь из здания в здание. На отчетной конференции уездного комитета партии в марте 1924 года отмечалось, что постоянных подписчиков у газеты всего 850 человек. Ежедневная газета имеет явно крестьянский уклон, материальное положение у нас плохое. На заседании президиума уездного комитета партии был заслушан доклад редактора и принят ряд мер для расширения материальной базы, увеличения тиража и формата газеты.

Одним из основных действий в этом направлении стало и укрепление журналистского коллектива. С 1924 года в газете появился постоянный редактор. Это Евгений Смыслов, который до этого не раз редактировал «Серп и Молот», но от случая к случаю, совмещая журналистскую и партийную работу.

Евгений Смыслов внес свежую струю в газетные публикации. Значительно больше статей и информации стало посвящаться жизни города и уезда. Со страниц газеты выступали рабочие и крестьяне, появились фельетоны, критические статьи, газета предоставляла свои страницы и для творчества читателей: печатались стихи, рассказы. С января 1924 года газета «Серп и Молот» стала издавать ежемесячное литературно-художественное приложение «Кузнецк».

Обращаясь к читателям в первом номере сборника, редакция газеты подчеркивала, что «переживаемый момент вызвал оживление мысли, пробуждение в массах стремления к творчеству».

На суд читателей были представлены рассказы, этюды, стихи, воспоминания кузнечан. Некоторые из них опубликованы под псевдонимами, другие вообще обозначены начальной буквой фамилии. Наиболее интересными представляются рассказ «Тринадцать»Д.Попкова, этюд «Брызги жизни» А.Антонова, личные воспоминания И.В.Клестова «1905-1906 гг. в Кузнецке», который «спрятался» за подписью Старожил.

Этюд Аркадия Антонова, напечатанный в сборнике, имеет свою историю. Он был написан в 1913 году и помещен в рукописном журнале подпольного гимназического кружка «Молодежь». Этот рукописный журнал выходил под редакцией тогдашнего гимназиста, а в 1924 году – редактора газеты «Серп и Молот»
Е.Смыслова.

Личные воспоминания И.В.Клестова, известного в истории Кузнецка человека, создателя краеведческого музея, страстного краеведа, редактора сборника «Весь Кузнецк», о жизни города в начале века очень интересны и познавательны. Это интереснейшие наблюдения о жизни тогдашней интеллигенции.

Он вспоминает, что население города было неграмотным. «Средние школы только что открылись: женская гимназия в 1903 году, а реальное училище – в 1904 году. Интеллигенции было сравнительно немного... Из культурных учреждений в городе были драматический кружок и общественная библиотека...».

Далее И.В.Клестов пишет: «Осенью 1905 года по всей России пронеслись забастовки и аграрные беспорядки. В Кузнецке никаких забастовок не было, так как никаких рабочих организаций не числилось, учащиеся же были слишком малы. Не помню, в каком месяце, в сентябре или октябре, вспыхнули беспорядки в Анненкове. Крестьяне разгромили усадьбу помещика С.С.Иконникова и сожгли винокуренный завод. В городе, среди интеллигенции, наступила паника. Население Кузнецка струсило не на шутку, особенно имеющие дома и имущество купцы и зажиточные мещане. Интеллигенция тоже струсила. Мой патрон так испугался, что устроил у себя в доме внутренние ставни, из-за которых он собрался отстреливаться от народа, а жил он в деревянном доме. Конечно, эти меры никчемные. И злые языки болтали, что он, конечно, бы убежал, бросив все на произвол судьбы. Так он и сделал потом в 1918 году. Я жил на квартире у купца. Хозяева наши все попрятали, а драгоценности: вроде серег, браслет и т.п. хозяйка надела на свою горничную и велела ей говорить, что мол это вещи ее – горничной. По всей вероятности так дело обстояло и в других домах. Но опасения их были напрасны».

Иван  Васильевич очень интересно описывает выборы  в Государственную думу и встречу с депутатом от Кузнецкого уезда саратовским статистиком Г.К.Ульяновым. Интересны его сведения об открытии Лиги Образования    в Кузнецке, деятельности этого общества.

Словом, литературно-художественный, общественно-политический ежемесячный сборник «Кузнецк», который издавала газета «Серп и Молот», несет в себе массу информации о жизни города в 20-е годы. Он с большим интересом читается и теперь. К сожалению, в краеведческом музее сохранился лишь один экземпляр первого номера сборника «Кузнецк».

В эти годы газета многое делает для того, чтобы привлечь к работе рабочих и сельских корреспондентов. Целевые полосы «Под пером рабкора» выходят регулярно. В основном в них печатаются критические заметки. Вот только заголовки статей и информаций, опубликованных в такой тематической странице 20 августа 1924 года: «Культработу подменили халтурой», «За 20 рублями зарплаты исходил 90 верст», «Гибнет огромное количество торфа» и т.д.

Редакция не только поощряет своих читателей, взявшихся за перо, но и обучает рабкоров, регулярно проводя с ними совещания.

Некоторые рабочие и сельские корреспонденты боятся или стесняются ставить под заметками свои подписи, порой не оставляют адреса. Для них редакция завела рубрику «Почтовый ящик», здесь печатаются послания рабкорам. Например: «Челноку – Фабрика «Красный Октябрь». Ваши заметки использованы. Пишите о работе производственных совещаний по фабрике, о производстве и зарплате – эти вопросы особенно интересуют редакцию».

«Рабкору Корка. Еще раз просим Вас сообщить свою фамилию и адрес. Пишите. Заметки будем использовать».

«Рабкорам – кожевникам. В четверг приходите в Рабочий Клуб на совещание. Пишите о работе заводских комитетов и производственных совещаний».

Газета очень откровенно пишет о жизни в уезде. Например, в номере от 24 июня 1924 года она так описывает жизнь учителей:

«Задолженность учительству уезда не покрыта еще за ноябрь, декабрь и май месяцы; одна учительница, окончившая полный курс гимназии, в январе месяце ходила по селу и просила милостыню у крестьянства...

В одной из школ учительница не имеет ни верхнего, ни нижнего белья, имеются одна лишь блузка да юбка, которые она надевает, идя на занятия. Дома учительница снимает блузку, прикрывая наготу платком.

При обследовании жилищ и пищи школьных работников установлено, что пищей является лишь черный хлеб.

Чтобы избежать голода, последовавшего после сокращения штатов школьных работников, учительницы стали выходить замуж за крестьян, лишь бы выйти из тяжелого положения».

В бурные, наполненные героикой и романтикой первые десятилетия после революции газета, как и вся страна, решала поставленные жизнью задачи. Индустриализация – и газета пишет о развитии предприятий, совершенствовании организации труда. Коллективизация – и в газете появляется масса статей, заметок, корреспонденции о жизни деревни, новом ее укладе.

В 30-е годы особенно проявилась организаторская роль газеты. К этому времени сложился стабильный редакционный коллектив, газету делали уже не дилетанты, а опытные журналисты.

Вместе с активом рабселькоров журналисты выступали организаторами хозяйственных и политических кампаний. В эти годы в редакцию пришел работать Ф.П.Кутанов. Вот как он вспоминал те дни: «Практиковалось шефство газеты над важнейшими социалистическими начинаниями, над новостройками. Редакция газеты шефствовала над строительством ТЭЦ, организуя воскресники на стройке, помогая своевременно получать оборудование и т.д. Пуску ТЭЦ – основной базы индустриализации Кузнецка – как важнейшему событию в жизни города 1 октября 1933 года посвящен был специальный номер газеты. А с мая 1934 года газета шефствует уже над строительством обувной фабрики.

Первый в районе пригородный совхоз не случайно был назван «Трудовой путь» – по имени шефствовавшей над ним в 1930 году нашей окружной газеты. Именем газеты в 1931 году назывался один из колхозов в селе Верхнее Аблязово. Шефствовала редакция и над первой в районе МТС.

В те годы на каждом предприятии, в каждом колхозе созданы были рабселькоровские посты, ежедневно сообщавшие в редакцию о ходе работ. Тогда мы, сотрудники редакции, повседневно бывали на заводах, непрерывно разъезжали по колхозам, притом частенько передвигались пешком, особенно в распутицу. Мы проводили массовые рейды, проверки, смотры готовности к севу, уборке урожая, хлебозаготовкам. В самые напряженные моменты хозяйственно-политических кампаний снаряжались в поход выездные редакции, выпускались многотиражные газеты на местах, например, в Казаковке, Тихменеве, Анненкове и других селах.

В 1932 году газета выступила инициатором научно обоснованной системы борьбы за повышение урожая в колхозах. Мы выпустили специальный сборник «За высокий урожай», провели на опытной сельскохозяйственной станции семинар газетных работников и агрономов правобережных районов Средне-Волжского края.

В те годы (1930-1935 гг.) во главе газеты стояли редакторы С.Бахницкий, М.Беляев, Б.Нагорнов, П.Поповский. Из числа сотрудников особенно выделялись П.Елпидин, Д.Резаев, А.Ковалевский, Д.Попов, Г.Жидков».

В 30-е годы в Кузнецке выходило несколько многотиражных газет, которым большую помощь оказывали журналисты городской газеты.

С 1931 года издавалась многотиражная газета «Кустарь-ударник», которая имела еще одно название «Красный швейник». Это была объединенная газета кустарных артелей «Швейпром», «Альянс», «Пекарь». Затем она стала органом правления Кузнецкого промсоюза и партийной организации кустарных артелей города.

С 1934 года издавалась газета «Швейница», орган парткома и фабрично-заводского комитета шубно-швейной фабрики. С 1938 года выходила газета «Стахановец», орган парткома ФЗК и дирекции обувной фабрики.

Также издавалась газета «Ударник леса» – орган ячейки ВКП(б) и райрабочкома Кузнецкого леспромхоза и Жилкомхоза.

Словом, в предвоенные годы в Кузнецке расцвела журналистика. Кроме газет, еще издавались сборники типа «Советский вестник», «За большевистское воспитание», «Ударник финпохода» и т.д.

С 1918-го и до 1940 года городская газета не раз меняла свое название и издателей.

С 17 апреля 1918 года по 7 ноября 1919 года – это «Известия» Кузнецкого исполнительного комитета Совета крестьянских и рабочих депутатов.

С 1919 по 1928 год – «Серп и Молот», орган Кузнецкого укома ВКП(б) и уисполкома. С 1929 по 1930 год – «Трудовой путь», орган Кузнецкого окружкома ВКП(б), окрисполкома, окрпрофбюро и горсовета.

С 1930 года газета стала называться «Сталинский клич» и по 1939 год была органом Кузнецкого РК ВКП(б) и райисполкома.

В феврале 1939 года была образована Пензенская область, город Кузнецк  выделен в самостоятельную административную единицу. С 28 июня 1939 года газета «Сталинский клич» стала органом Кузнецкого горкома ВКП(б) и горсовета.

 

 

В трудные годы войны

4 ФЕВРАЛЯ 1939 года была образована Пензенская область. 16 мая 1939 года Кузнецк был выделен в самостоятельную административную единицу с непосредственным подчинением области.

Население города в это время составляло 37800 человек. В Кузнецке насчитывалось 16 школ, в которых обучались 7128 учащихся, 14 детских садов, 6 детских яслей, 4 техникума, 10 клубов, 11 библиотек, 2 аптеки, 6 медицинских учреждений. Грамотность населения составляла 83,7 процента.

24 декабря 1939 года в городе состоялись первые выборы в городской Совет, Кузнецкий городской комитет РКП (б) был образован в мае 1939 года.

Газета «Сталинский клич», выходившая до 27 июня 1939 года как орган Кузнецкого райкома РКП(6) и райисполкома, с 28 июня выходит уже как орган городских властей. Но это поспешное решение уже через два дня было отменено, потому что в столь короткий срок создать районную газету не смогли. Так что со 2 июля 1939 года по 13 декабря 1940 года газета является органом двух ветвей власти: городской и районной.

И только с 14 декабря 1940 года газета «Сталинский клич» становится чисто городской газетой, органом Кузнецкого горкома КПСС и городского Совета депутатов трудящихся.

Тираж газеты в 1941 году составлял более 5000 экземпляров, она выходила до войны шесть раз в неделю.

Как всегда, утром 22 июня 1941 года почтальоны принесли кузнечанам свежую воскресную почту. Среди газет и городскую «Сталинский клич». Ее статьи и корреспонденции рассказывали о труде кузнечан. Работники артели «12 Октябрь» досрочно, 20 июня, выполнили полугодовой план, выпускники школ делились планами на будущее, профсоюзные активисты писали, как отдохнут летом дети. «Пионерская страничка» предлагала ребятам рассказы и стихи детских писателей.

И никто еще не знал, что на рассвете Германия вероломно напала на нашу страну.

В редакции газеты «Сталинский клич» в это время работал выпускник 1-й школы, впоследствии известный писатель Николай Почивалин.

Вот как он описывал свою жизнь накануне войны и в первые ее дни в своей повести «Голубой город»:

«Еще по дороге на работу, в редакцию, – кося глазами и не останавливаясь, видел в газетной витрине наш «Сталинский клич» с большой, строго озаглавленной статьей: «Быт неотделим от политики» – мой отчет с общегородского комсомольского собрания. В своем докладе Саша Гаврилов резко, гневно говорил о комсомольце с «Текстильмаша», несколько раз замеченном нетрезвым, о комсомольце с обувной фабрики, бросившем жену и грудного ребенка; в прениях выступали дружно, судили жестоко, зная, что, если провинишься сам, так же жестоко будут судить и тебя, – комсомольская участь двух парней, нарушивших нормы нашей жизни, была решена, компромиссов и половинчатых решений мы не признавали!

На редакционном совещании-«летучке» статья была отмечена как одна из лучших в номере; час спустя позвонил Саша Гаврилов и тоже сказал добрые слова об отчете, что для меня было, пожалуй, поважнее редакционного заключения. По сему поводу дважды подряд сбегал в самую отдаленную и самую тихую в редакции боковушку – корректорскую, где в одиночестве, до прихода старшего корректора, моя девушка вычитывала сырые, только что оттиснутые гранки, радостными своими новостями я делился так горячо, что губы и щеки у нее горели, а испуганные глаза сияли еще ярче.

Вечером мы отправились в кино, в наш незабвенный «Комсомолец», тесный, уютный и самый фешенебельный кинотеатр города; в ожидании сеанса в фойе, по заведенному порядку, чинно гуляли парами по кругу, за исключением тех, кто роскошествовал в крошечном буфете, потягивая колючее, шибающее в нос ситро, либо смакуя синеватое, обложенное вафельными пятачками мороженое. Влились в круг и мы: я – в сбитой на затылок кепке, в грубошерстной, из чего-то перешитой куртке и она – в черном, по фигурке, пальто – у нее-то отец был портной! – и в чуть сдвинутом на бок берете. Вот тут-то и пережил я незабываемые, самые свои крылатые минуты!

Стоя в центре медленно движущегося круга-хоровода, группа ребят оживленно и одобрительно говорила о моей статье, отчетливо, в спину нам кто-то из них сказал: «Вот он написал – который в очках, с глазастенькой...». Ах как головокружительно сладка она – впервые и внезапно, при такой девушке, свалившаяся на тебя слава! Ничего подобного больше я не испытывал ни разу в жизни: ни десять лет спустя, выпустив первую книгу, ни теперь, под старость, – издавая сороковую...

После кино мы снова ходили по своему голубому лунному городу и – говорили, говорили; хотя все основное – то прямо, то намеками – мы уже сказали друг другу, как решили и главное: если все-таки война подождет, осенью уедем учиться, я, конечно, буду подрабатывать в газетах, со стипендией нам с избытком хватит, учиться вместе легче. Всякие обывательские вопросы – вроде того, как и где мы будем жить, нас не занимали вовсе: как все, так и мы; кооперативные квартиры и полированные гарнитуры, о которых тогда и слыхом не слыхали, понадобятся лет через тридцать – нашим детям...

...Что война будет, мы знали, и все-таки – я имею в виду день и час – она разразилась неожиданно. Воскресный день был скомкан – словно с праздничного стола сдернули выходную скатерть. Нас, только что вышедших из парка, веселых и беспечных, как штормовой волной прибило к нарядной  толпе,  сгрудившейся у черного  раструба громкоговорителя; в живой сосредоточенной тишине, под высоченным сине-золотистым небом,  где-то уже вспоротым  воем бомб,  звучал напряженно спокойный   голос Молотова...

Потом толпа рассыпалась, растеклась. Одни поспешили домой, подсознательно чувствуя потребность побыть – может, напоследок – с семьей, с детишками. Другие, нагоняя друг друга, сдержанно переговариваясь, шли к городскому комитету партии. Третьи – нашлись и такие – ринулись в магазины, скупая соль, спички, крупу, все то, что оказывалось на прилавках: кто – корысти ради, кто – в наивной надежде запастись необходимым на всю войну. Мы же – впервые на людях взявшись за руки и забыв расцепить их – пошли-побежали в свой комсомольский штаб. Здесь уже было – не протиснуться; второй секретарь горкома Алексей Власов, высокий, розовощекий и чубатый, взволнованно повторял:

– В Дом пионеров – митинг там, здесь не поместимся. Гаврилов сейчас придет – он в горкоме партии... В Дом пионеров – здесь не поместимся!..

Не поместились мы и в небольшом, рассчитанном на ребятню, зале Дома пионеров – стояли в проходах, дыша друг другу в затылок и вытягивая шеи, облепили крохотную сцену. Говорили коротко, большинство выступлений походило на рапорт: комсомольцы обувной фабрики ждут отправки на фронт, комсомольцы кожзавода считают себя мобилизованными. Коротким было и решение, принятое под единодушный ликующий гул: создать особый комсомольский батальон, – список по старшинству начал Саша Гаврилов.  Распаренные, возбужденные, мы вывалились  на улицу, готовые – как в кинокартинах о гражданской войне – немедленно встать в очередь за винтовками, не догадываясь, конечно, что многие из нас видятся в последний раз. Радио на улицах гремело маршами, затем передавали указы о призыве десяти возрастов, в том числе и нашего; мы спешили в редакцию, зная, что будем выпускать внеочередной номер газеты, и на ходу я уже складывал приподнятые строки своего первого военного репортажа – с митинга...

Наш особый комсомольский батальон так почему-то и не был создан; Информбюро передавало сводки одну горше другой, происходило что-то непонятное для нас – отступала  Красная Армия! – и, горячие головы, мы не однажды с упреком сожалели о своем батальоне: ох,   если бы!... Ребята уходили по одному, по двое, по нескольку человек – в порядке плановой мобилизации; на душе у меня творилось черт-те что: одну медицинскую комиссию прошел на общих основаниях, другую, с помощью Саши Гаврилова, отдельно, – оба раза, из-за проклятой близорукости, забраковали «по чистой».

Подливало масла в огонь, подтравливало и то, что девушка моя – как-то тихо, спокойно, безо всяких вроде усилий – поступила на курсы военных радистов, не сказавшись, правда, поначалу родителям, и ходила после работы на занятия. Закончит, уедет, а я, как старикан какой, останусь в тылу!.. Не лучше, кажется, чувствовал себя в этом отношении и Саша Гаврилов. Когда я зло пожаловался ему на чинуш из военкомата и врачей-бюрократов, он, всегда ровный, внимательный, рассердился. Выпуклые загорелые его залысинки покраснели «А мне, думаешь, легче? Я же строевик, старший политрук! – Он жестко потер заострившийся, разделенный ложбинкой подбородок, устало посетовал: – Не ной, дел и тут невпроворот».

Дел, действительно, хватало всем.

Боевая наша «цепочка» сократилась, чаще всего мы уже не оповещали о сборе, а просто сходились после работы в горкоме комсомола. До хрипоты спорили, расходясь в военных прогнозах, пили несладкий фруктовый чай, по первому звонку шли на товарную станцию – либо принимать раненых, либо выгружать срочные грузы, выезжали в пригородный совхоз убирать сено, в ночь заступали на дежурство. Дежурств этих от старания установили множество: в городском штабе противовоздушной обороны, в самом горкоме, в Доме пионеров и, конечно, – в редакции, где дежурство имело и прямой практический смысл: ночью под диктовку по радио передавалась очередная сводка Информбюро; записанная от руки и сверенная, она отсылалась в типографию, в набор. Едва ли не единственный в городе радиоприемник – все  частные были сданы – стоял  в кабинете редактора, и стоило чуть стронуть стрелку настройки, как эфир заполнялся торжественными лающими голосами фашистских дикторов: колосс на глиняных ногах пал, большевистская армия разгромлена...

После дежурства полагалось полдня отдыха – никто, конечно, этим правом не пользовался. Здесь же, на дежурстве, соснув час-другой на каком-нибудь продавленном диванчике, ходили домой наскоро перекусить и снова возвращались на работу. Народу в редакции поубавилось, без всяких официальных назначений приходилось исполнять обязанности и заведующего отделом, и литературного сотрудника – до обеда ходил по заводам, мастерским; после перерыва строчил заметки, статьи о ребятах, девчатах и женщинах, заменивших на производстве отцов, братьев, мужей».

В первые месяцы войны на фронт ушли многие работники редакции и типографии: редактор газеты С.Сурин, директор типографии С.Быльнов, молодой журналист М.Люлин, а также Н.Валовский, Н.Абрамов, Н.Почивалин.

Николай Почивалин не сразу попал на фронт. С начала войны он прошел две медицинские комиссии – одну на общих основаниях, вторую – по собственному настоянию. Но заключение обеих было одинаково: нестроевой. Близорукость закрывала все пути ни фронт. Вот как писал он об этом в повести «Юность»: «Поярков, редактор городской газеты, успокаивал: «Не всем на фронт, надо кому-то и в тылу работать». Ему, конечно, можно так говорить, он свое отвоевал еще в гражданскую, ногу потерял. Особенно обескураживало то, что в редакции единственным мужчиной, не считая, конечно, Пояркова, оставался я: все сотрудники ушли на фронт в первые же месяцы.

Несколько дней тому назад было передано сообщение о провале немецкого плана окружения и взятия Москвы. Война, по моим представлениям, шла к концу, и отчаяние, что я не смогу принять участия в разгроме врага, достигло предела. Я пренебрежительно правил материалы новых сотрудниц, никогда не работавших в газете, фыркал и утихал только под умным насмешливым взглядом Пояркова. И вдруг – новость, воскресившая мои надежды: в нашем городе началось формирование резервной армии.

…В один из декабрьских дней в кабинет Пояркова вошел невысокий грузный военный. На петлицах у него было по три «шпалы».

– Пресс. Редактор армейской газеты, – отрекомендовался он.

На следующий день мы потеснились: небольшую комнату корректоров заняла армейская редакция...

Старший батальонный комиссар Пресс не возражал взять меня в редакцию, но поставил непременное условие: направление военкомата».

Так Н.Почивалин попал в газету 10-й армии Голикова, где и служил, пока не получил тяжелое ранение.

Типография этой армии также пополнилась специалистами Кузнецкой типографии, поделились кузнечане и оборудованием.

В 1943 году Н.Почивалин получил тяжелое ранение, после госпиталя приехал в Кузнецк, работал немного в редакции, потом уехал в Сибирь.

В годы войны городская газета «Сталинский клич» давала жителям обширную информацию не только о местной жизни, но и о всех событиях, происходящих в стране. Каждый номер газеты открывался передовой статьей, почти половина площади газеты отдавалась сводкам с фронта.

Газета рассказывала о мужестве советских людей на фронтах, писала, как трудятся в тылу.

Полную картину жизни Кузнецка в годы войны можно почерпнуть из подшивки городской газеты «Сталинский клич».

Она писала о создании молодежных фронтовых бригад на предприятиях, о том, как ударно трудились кузнечане, печатала письма с фронта, сообщала о всех событиях местного масштаба.

Из-за недостатка бумаги газета выпускалась на двух полосах, но использовались они очень емко, и информации о жизни страны и города было достаточно.

Закончилась война, но не все журналисты вернулись с нее. Под Ленинградом погиб Михаил Люлин, пали на поле брани редактор Сергей Сурин и руководитель типографии Степан Быльнов.

Память о них жива в коллективах редакции и типографии.

 

 

Дорогой созидания

«В ПОСЛЕВОЕННЫЕ годы газета с новыми силами выступает как организатор восстановления хозяйства.

Событием для журналистов, а значит, и для всего города становятся испытания первой машины марки ОГ-3 на заводе «Кузтекстильмаш», в создании которой участвовали лауреаты Государственной премии инженеры М.Дворников и Б.Беляев. Газета широко освещала строительство завода «Кузполимермаш». На стройке плотины на реке Труев выпускалась специальная многотиражка, возглавлял ее П.Анисимович.

Исключительно большую роль сыграла газета в пропаганде и организации движения новаторов: токарей-скоростников (во главе их стоял инженер Е.Звягинцев), мастеров экономного кроя на обувной фабрике (М.Михайлова и другие). Особенно много сделала газета по распространению почина технолога Ю.Улыбина. Помнятся подборки материалов и полосы, посвященные первым в Кузнецке бригадам и ударникам коммунистического труда».

Так вспоминает о своей работе в городской газете в 50-е годы Ф.П.Кутанов.

С 21 октября 1956 года городская газета носит название «Кузнецкий рабочий». Это орган Кузнецкого горкома КПСС и горсовета депутатов трудящихся.

Затем, с 1 октября 1959 года по 1 мая 1962 года, в Кузнецке и Кузнецком районе выходит объединенная газета «Кузнецкая правда» – орган Кузнецкого ГК и РК КПСС, городского и районного Советов депутатов трудящихся. И это была не последняя реорганизация городской газеты за ее 95-летнюю историю.
С 16 апреля 1963 года по 5 мая 1965 года газета была объединенной. А вот с 5 мая 1965 года – это вновь «Кузнецкий рабочий», орган Кузнецкого ГК КПСС и городского Совета депутатов трудящихся. Далее менялись только учредители издания, а название и сущность городской газеты оставались прежними.

В 50-60-е годы городская газета ведет активную общественную работу. Создаются и действуют школа рабкоров и редакторов стенных газет, литературное объединение. Регулярными становятся смотры стенных газет на предприятиях, организаторами которых выступают журналисты городской газеты. Ежемесячно выходит тематическая «Страница рабкора».

В 1961 году газета провела конкурс на лучший текст песни о Кузнецке, на который было представлено 64 работы. Победителями конкурса стали Ю.Самсонов, В.Агафонов, В.Лоренс. Эти имена известны не только читателям 60-х годов. Самодеятельные поэты сотрудничали с газетой долгое время, а В.Агафонов работал и в штате редакции.

В 60-е годы зародилась в «Кузнецком рабочем» традиция проводить легкоатлетические эстафеты на приз газеты. С тех же времен регулярной стала и «Литературная страница», в которой публикуются произведения наших читателей.

Газета заметно преобразилась. Улучшился внешний облик издания, появилось разнообразие жанров, стали практиковаться выездные редакции на предприятиях города. Творческие конкурсы на лучшие рассказ, очерк, фельетон, фото помогали журналистам находить интересных, самобытных авторов.

Путь к газетной полосе

П.Дунаев,

заслуженный работник культуры РФ

 

1965 год стал знаменательным для газеты.   В сентябре сюда пришел новый редакторП.С.Дунаев.

Петр Степанович возглавлял газету «Кузнецкий рабочий» четверть века. Вот так он вспоминает историю своего прихода в «Кузнецкий рабочий».

От места, сейчас уже не помню какого – не то завуча, не то директора школы где-то в Курганской области, я при распределении отказался.

Мое назначение не было ни странным, ни случайным – подобные получили и другие мои сверстники-выпускники Шадринского педагогического института. Им, бывшим фронтовикам, прослужившим в армии по семь-восемь лет, было в 58-м году по тридцать два-тридцать три года. Готовые и завучи, и директора! Тем более, что кое-кто, в том числе и я, успели уже – между демобилизацией и институтом – поработать в школах. Я поехал на родной Урал, где мне предложили работу в редакции районной газеты. И это решение тоже не было ни странным, ни случайным. Конец войны застал меня девятнадцатилетним, но уже довольно опытным авиационным специалистом в боевом бомбардировочном полку. Устанавливался регламентированный мирный распорядок, появилось свободное время. Вчерашние фронтовики, ушедшие на войну из десятого класса, снова потянулись к учебе. У меня  с детства была затаенная мечта: стать – ни больше ни меньше – писателем или профессором истории в университете. Полистав «Справочник для поступающих в вузы в 1947 году», я остановился на редакционно-издательском факультете Московского заочного полиграфического института. Я ткнул пальцем в строчку «Отделение литературного редактирования». Мне казалось, что именно она скорее приведет к мечте моего детства.

В те времена этого было достаточно – указать пальцем в строчку с избранным институтом. Государство брало на себя все заботы (и все расходы) о будущем специалисте. Учись только!

Заочное обучение – прекрасная форма образования, если оно сочетается с работой, а профессия – с учебой, обогащающей работу. Редакционно-издательский факультет МЗПИ был преемником знаменитого бухаринского Института красной профессуры, имел богатые традиции, прекрасный профессорско-преподавательский состав и отлично поставленный учебный процесс. После первого курса я уже настолько знал из латыни, что сделал перевод «Записок о галльской войне» Юлия Цезаря, а на втором – поэмы Лукреция Кара «О природе вещей».

Но главной моей учебной лабораторией было «Небо Родины» – стенная газета эскадрильи, куда я сам напросился редактором.

В каких-то предметах – в практике литературного редактирования, в стилистике – я забежал далеко вперед (чем и удобна заочная учеба), аж до третьего-четвертого курсов. Практические навыки приобретались в «Небе Родины», где я учился писать и редактировать, чтобы словам было тесно, а мыслям просторно. Чтобы красота письменной речи проявлялась не на словах, а в содержательности.

Как когда-то Ломоносов считал вратами своей учености «Грамматику» Мелетия Смотрицкого и «Арифметику» Леонтия Магницкого, я азбукой редакторского искусства, журналистского мастерства и культуры мысли до сих пор считаю «Язык газеты» – необыкновенно поучительный труд по стилистике Н.И.Кондакова, боюсь, ставший сейчас библиографической редкостью.

Учеба моя в МЗПИ закончилась неожиданно. Какие-то высшие армейские инстанции откопали довоенный еще приказ, и заочникам не стали давать отпуска на экзаменационные сессии.

А от Урала, куда я вернулся после демобилизации, до Москвы было и вовсе далеко. Пришлось через год поступать на филфак Златоустовского, а потом на иностранный факультет Шадринского пединститута.

– Прощай, Москва – золотые маковицы! – невесело пошутила моя мать.

В пединституте меня подхватила та же струя, что по каплям рождалась в армии. Редактирование большой институтской стенной газеты, рукописный студенческий журнал «Восход» при ней, сотрудничество с городской газетой «Шадринский рабочий» (все студенты тогда, кто как мог, подрабатывали). Моей золотой жилой в газете была театральная критика и статьи по астрономии. Бурлило у меня и такое увлечение – это были годы первого прорыва человека в космос, годы комет Аренда-Ролана и Мркоса.

Словом, решение поехать в редакцию районной газеты не было опять же ни странным,ни случайным.

Не случайным был и мой приезд в Кусу – маленький уральский городишко под Златоустом, весь затолканный в живописные горы, километрах в шестидесяти от моих родных мест.

В то время в стране было несколько тысяч местных (районных и городских) газет. Часть из них, в том числе и «Шадринский рабочий», родились в ходе революции 1905 года, часть, как «Кузнецкий рабочий», были детищами Октябрьской революции 1917 года, а все остальные – в основном районные типа кусинской – появились в пору коллективизации сельского хозяйства в 30-х годах. Они сыграли огромную роль в становлении социалистического строя и в культурной революции. Для миллионов людей в необъятной стране «районки» стали первым близким печатным словом. Рядом с нами и сейчас живут еще старожилы, что учились грамоте по районным газетам.

В конце 50-х годов все районки переходили с двухполосного на четырехполосный формат и на новые штаты. В связи с этим понадобилось большое количество газетных работников. К этому-то времени я и закончил свой пединститут. В кусинской «Трудовой жизни» я получил должность заведующего отделом культуры, быта и писем. Работа оказалась очень интересной, и я считал цель своей жизни достигнутой. Ведь газетный труд и литературный во многом родственны, а в жанре очерка разница между ними почти стирается. Да и язык журналистики в своем совершенствовании постоянно ориентируется на язык литературный. С историей разница тоже не столь велика, как кажется на первый взгляд. Ведь каждая основательная публицистическая статья требует серьезного исторического исследования. А исследовательский труд – в науке ли, в других ли областях человеческой деятельности – везде одинаков.

Недолго мне пришлось поработать в «Трудовой жизни», тем более что несколько месяцев ушло на работу в аппарате райкома партии. Едва я вернулся оттуда, уже заместителем редактора, как на страну обрушилась очередная реформа. Областные партийные органы стали делить на промышленные и сельские обкомы партии.

Реорганизации подверглись и районы. Как проводилась реформа районного звена управления в центральных областях, я не знаю. В горнопромышленных районах Урала, где сельского хозяйства не было, на районных газетах нововведение отразилось так.

31 декабря 1962 года «Трудовая жизнь» напечатала объявление: «В связи с передачей партийных организаций города Кусы и поселка Магнитки в ведение Златоустовского горкома КПСС газета «Трудовая жизнь» как орган кусинского райкома КПСС и райсовета депутатов трудящихся прекращает выпуск».

Так я подписал последний номер кусинской районной газеты, где уже около года был редактором. Я получил два месяца на так называемый ликвидационный период, устроил на городские предприятия всех работников газеты и запросил свое начальство в обкоме партии, что делать самому. Начальство, само потерявшее голову от бестолковщины, ответило, что документы редакции надо сжечь или выбросить в... И очень точно указали, куда именно… А самому?

–  Найди место, где платят, и жди. Это ненадолго.

Директор завода ТТК (точных технических камней) – поставщика пензенского часового завода, упросил меня, зная мое техническое прошлое, пойти к нему заместителем начальника цеха.

Едва я успел вкусить горечь заводского хлеба, как обо мне вспомнили. Вспомнили в промышленном отделе обкома партии, чтобы перевести на работу в Ашинский горком партии – на самый запад Челябинской области.

«Ждать» пришлось не очень долго. Сразу после ухода с политической арены Н.С.Хрущева осенью 1964 года начала восстанавливаться прежняя структура управления. Стали восстанавливаться районы и, естественно, газеты при них. А людей уже не было. Они растворились, кто куда, разошлись. Опять понадобились кадры.

Шел сентябрь 1965 года. Мне позвонили из сектора печати Пензенского обкома партии:

–  Поедете редактором в нашу область?

Видимо, до этого звонка переговоры велись через мою голову.

–  Поеду, если дадите квартиру и хорошее место.

–  Квартиру дадим, а лучшего места, чем Кузнецк, у нас нет. Попросили коротко рассказать о себе.

Когда я читаю материалы теперешних молодых журналистов, всегда вспоминаю тот разговор о жизненном опыте. Не имея его, самоуверенная молодежь отважно берется за любые темы. Как писать – это немного разумеют. А о чем? Вот и получается многословная смесь дилетантства с безудержным самолюбованием.

Из Аши я явился в сектор печати Пензенского обкома партии. В этот день в обкоме было какое-то многолюдное областное совещание. И заведующий сектором печати И.А.Хлыстов сдал меня с рук на руки первому секретарю Кузнецкого горкома партии М.С.Чистякову.

На следующий день я стал редактором газеты «Кузнецкий рабочий», где нашел сложившийся коллектив, а М.С.Чистяков на двадцать пять лет стал моим руководителем.

1998 год

СЛАГАЕМЫЕ УСПЕХА

А.Курепина,

заслуженный работник культуры РФ

 

ПРИНЯВ руководство редакцией 20 сентября 1965 года,
39-летний П.С.Дунаев действительно нашел здесь слаженный творческий коллектив.

Но с его приходом газета стала менять свой облик. Изменилась верстка полос, газета «постройнела», приобрела более современный вид, увеличилось количество иллюстраций.

На страницах «Кузнецкого рабочего» нередко можно было встретить очерки, фельетоны, аналитические статьи. Газета продолжала вести большую общественную работу. Действовало литературное объединение, проводились конкурсы по жанрам, шла учеба рабочих корреспондентов и редакторов стенных газет. Продолжилась практика проведения легкоатлетических эстафет и лыжных соревнований на призы «Кузнецкого рабочего».

16 апреля 1966 года вышел в свет 10-тысячный номер нашей газеты. Это стало большим событием не только для журналистов, но и для всего города.

В конце шестидесятых – начале семидесятых годов в редакции работал не просто слаженный, но и очень квалифицированный коллектив. Достаточно назвать таких талантливых журналистов, как К.П.Полозова, В.А.Рождественский, У.Х.Богдалов, В.И. Крапивин, М.Я.Трабинович, П.М.Калмыков, В.Г. Штирц, Ю.А.Суслов, Ю.А.Базылев и другие. Их статей и корреспонденции, очерков и фельетонов читатели ждали, произведения этих журналистов всегда находили отклик.

Большое внимание уделялось работе с внештатными авторами. Именно в те годы на страницах газеты с экономическими, аналитическими и политическими статьями выступали Н.А.Елфимов,
В.П. Егоров, В.А.Землянский, Р.Ф.Преснякова, О.В.Гаркин и другие. Эти фамилии внештатных авторов газеты известны большинству кузнечан, в течение многих лет они сотрудничали с газетой.

В 1972 году газета стала сильной и экономически, ее рентабельность позволила обходиться без дотаций. Тираж «Кузнецкого рабочего» в 1973 году превысил 17 тысяч экземпляров, доходы от подписки и рекламы позволяли обходиться собственными средствами. С тех пор вот уже сорок лет «Кузнецкий рабочий» является единственной газетой в области среди городских и районных, не получающей дотации из областного бюджета.

В «Кузнецком рабочем» всегда поощрялось стремление учиться. Сотрудники редакции часто бывали в командировках, изучая опыт работы коллег в других газетах страны. Большинство работников редакции высшее образование получили заочно, успешно сочетая учебу с работой. Московский университет закончили У.Х.Богдалов, М.Я.Трабинович, В.С.Куляндин, Саранский университет – Н.А.Шанина. И.Г.Чернявская, А.Л. Клименок, А.Н.Антонов учились в Пензенском пединституте. Фактически половина творческих сотрудников редакции в начале и середине 70-х годов были студентами-заочниками.

Но все это не только не мешало работе, но и во многом помогало ей. В те годы выпукло и высокопрофессионально освещались в газете экономические темы, особое внимание читателей привлекали статьи на моральные и этические темы. Газета считалась одной из самых высококультурных и грамотных газет области. Почти ежегодно «Кузнецкий рабочий» занимал призовые места в областном конкурсе городских и районных газет, специальные премии получали и журналисты газеты за личные творческие достижения. В архиве редакции сохранились призы и подарки, которыми награждали газету Всероссийское общество охраны природы – за экологические статьи, Всероссийское туристическое общество – за освещение туристической тематики и так далее.

У каждого из журналистов газеты, которые работали в те годы и которые работают сейчас, сохранились теплые воспоминания о «Кузнецком рабочем» 70-х годов. Вполне возможно, что кто-то из них познакомит читателей со своими воспоминаниями.

И в 80-е годы городская газета не снизила своего уровня. Она активно жила жизнью своего города, заботами кузнечан.

В 1980 году широко отмечалось 200-летие города Кузнецка. Газета на своих страницах не только напомнила кузнечанам историю их родного города, но и провела творческий конкурс на лучшее произведение о Кузнецке. Победителем его стал член Союза писателей России Г.В.Штурмин, написавший историческую поэму «Вехи».

 

КАК ЭТО БЫЛО

ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ годы – расцвет «Кузнецкого рабочего». Тираж газеты достигал 23 тысяч экземпляров, то есть его фактически выписывала каждая семья в городе. Газета пользовалась авторитетом, на ее страницах выступали хозяйственные руководители, депутаты, жители Кузнецка. На большинство критических выступлений оперативно поступали ответы.

Газета вела большую общественную работу, выступала организатором соревнований и конкурсов, много внимания уделяла внештатным корреспондентам, вносила свою лепту в изучение истории родного края.

В 1991 году в редакции сложился крепкий, дружный коллектив: М.Я.Трабинович,  В.В.Короткова,  Н.А.Шанина, Т.Е.Сальцова, Е. Е. Кондрашова, В.П.Завьялов, А.И.Комаров и другие. 18 августа 1991 года в городе состоялся первый праздник «Кузнецкого рабочего». Праздник включал в себя большую спортивную программу, встречу с кузнецкими писателями и поэтами, приветствия учредителей, лотереи, демонстрацию моделей одежды, аукцион и многое другое.

Множество кузнечан и гостей города стали участниками праздника. От проведенного аукциона в созданный общественно-материальный фонд редакции поступило 16788 рублей, этих средств по тем временам хватило на двухмесячное финансирование редакции. Так совпало, что праздник газеты на один день опередил августовский кризис 1991 года, последствия которого захлестнули и редакцию.

Несмотря на то, что в дни путча газета не публиковала ни одного сообщения ГКЧП, в первые же дни после путча редакция подверглась жесткому давлению со стороны определенных кругов, в том числе депутатов городского Совета и сторонников движения «Демократическая Россия». В грубой ультимативной форме они требовали немедленной публикации разного рода запросов, проектов, резолюций и т.д. Звонки с угрозами раздавались и в адрес отдельных журналистов.

Редакция немедленно, в номере за 24 августа, выступила с заявлением на страницах газеты и выразила свою точку зрения на происходящие события.

25 августа в городе состоялся многолюдный митинг. Его участники в числе прочих решений выдвинули требование рассмотреть на чрезвычайной сессии городского Совета судьбу газеты «Кузнецкий рабочий», которая в то время еще имела учредителей: городской Совет народных депутатов, городскую организацию  КПСС.

В понедельник, 26 августа, состоялось собрание коллектива редакции газеты. Собрание приняло решение выступить учредителем газеты журналистскому коллективу редакции совместно с Министерством печати и массовой информации РСФСР в лице областного управления печати и массовой информации.

28 августа областное управление печати зарегистрировало газету «Кузнецкий рабочий» с новыми учредителями.

С тех пор, а именно с 28 августа 1991 года, у нашей газеты было два учредителя: Пензенский департамент средств массовой информации и полиграфии и журналистский коллектив редакции.

Но на этом не закончились злоключения редакции. Ряд участников внеочередной сессии городского Совета народных депутатов, которая проходила 29 августа и транслировалась по городскому радио в прямом эфире, попытались подмять под себя газету, диктовать журналистам свою волю. Но обвинительный пафос выступлений некоторых депутатов остудило сообщение редактора М.Я.Трабиновича о том, что газета перерегистрирована согласно Закону о печати и средствах массовой информации. Сессия поддержала решение журналистского коллектива редакции.

В 1992 году начальником областного управления печати был назначен народный депутат РФ А.Л.Клименок. И в ноябре этого года он потребовал от редакции «Кузнецкого рабочего» в ультимативной форме изменения политического курса газеты, который расценил как антиправительственный, и предупредил, что если газета не будет пропагандировать политику реформ и проявлять лояльность по отношению к Президенту, то управление откажется от соучредительства, а это повлечет за собой изгнание из помещения городской типографии, а также лишение имущества, которым владеет редакция.

А.Л.Клименок предупредил редакцию, что намерен разместить на наших площадях новую газету со статусом государственного издания, с соответствующим финансированием и налоговыми льготами.

Журналисты «Кузнецкого рабочего» не испугались притязаний начальника управления. 28 ноября 1992 года на страницах газеты было опубликовано наше заявление «Не сметь свое суждение иметь?», газету поддержали читатели. Председатель городского Совета народных депутатов А.В.Гаврилов и глава администрации В.В.Костин заверили читателей и коллектив редакции, что не допустят разгона «Кузнецкого рабочего».

История газеты «Кузнецкий рабочий» в последующие годы развивалась стремительно. В 1995 году в редакции появились первые компьютеры. Газета стала издаваться в частной типографии фирмы «Веста». Ушли в прошлое линотипы, металлические клише. Началась новая эра полиграфии в Кузнецке. В 2001 году в одно предприятие – МУП «Кузнецкий рабочий» – объединились редакция газеты,  типография, «Союзпечать». Городская администрация на средства местного бюджета приобрела для МУПа офсетную рулонную машину ПОГ-60. Не новую, конечно, но это был большой прогресс для развития печатного дела в городе. С тех пор «Кузнецкий рабочий» вновь печатается в собственной типографии.

С 2006 года предприятие передано в областную собственность. Государственное унитарное предприятие Пензенской области «Издательский дом «Кузнецкий рабочий» включает в себя редакцию газеты «Кузнецкий рабочий», типографию (где, кроме собственной, печатаются еще 6 районных газет области), отдел подписки и доставки газет (23 почтальона разносят по городу 50% тиража газеты), отдел рекламы, розничную торговлю бланочной продукцией.

Газета «Кузнецкий рабочий» не потеряла своего лица, являясь солидным изданием с устойчивой читательской аудиторией, высоким уровнем подписки. Газета в 2013 году седьмой раз подряд занесена в «Золотой фонд прессы России», является победителем многих всероссийских и областных творческих конкурсов, награждена множеством почетных грамот и дипломов. В 2008 году  создан сайт газеты, который пользуется спросом у населения города и района. После закрытия районной газеты вот уже третий год газета «Кузнецкий рабочий» освещает жизнь города и Кузнецкого района.

Газета выходит три раза в неделю, недельный тираж 14 тысяч экземпляров. Фактически каждая четвертая семья в городе и районе выписывает и читает «Кузнецкий рабочий».

17 апреля 2013 года мы отмечаем 95-летний юбилей своей газеты. Все мы, кто когда-то работал здесь и кто работает сейчас, очень любим наш «Кузнецкий рабочий». И завершить этот краткий очерк истории нашего издания хочется стихотворением поэта А.А.Сазонова, который в 60-е годы начинал свой путь в журналистику именно в редакции «Кузнецкого рабочего», и гимном кузнецких журналистов.

 

Газета

А. САЗОНОВ

Газета!

Идол мой!

Боль моя!

Крепостница!

У тебя

Я лишь винтик и часть.

Мне бежать бы куда,

Затаиться,

Да сильна твоя скрытая власть,

Породнившая

Ясное слово

И бескрылого штампа старье.

Я кляну тебя снова и снова,

Я люблю тебя снова и снова,

Тымой дом

И бездомье мое.

День за днем,

Хорошо ли мне, плохо

У тебя одинаковый счет.

И берешь ты мой разум

По крохам

Инесытая

Просишь еще.

Все отдам

И не буду скупиться,

Лишь бы думать порою спроста:

Идол мой,

Боль моя,

Крепостница,

Ведь и ты без меня

Сирота!

 

Гимн кузнецких журналистов

Над городом новые песни

Уверенно стали звучать,

Газета «Кузнецкий рабочий»

О важном спешит написать...

Пусть нас не пугает дорога,

Пусть будем в труде и борьбе,

Служить надо истине строго,

Нелёгкой газетной судьбе.

В статьях наших добрых и чистых

Сокровища новых идей,

Работай, перо журналиста,

На благо и радость людей!

Ведь в наше труднейшее время

Непросто и прессе прожить,

Но мы, летописное племя

Желаем лишь с правдой дружить.

Готовы газетчики в сроки

О людях дать очерк любой,

Идут в наступление строки,

Как будто бы воины в бой!

Да, нынче работа сложнее,

О многом труднее писать,

Но наша газета сумеет

Высокий престиж удержать,

А будни мгновенно мелькают,

Всё гуще газетная рать,

Но каждый в Кузнецке желает

«Кузнецкий рабочий» читать!

Как молоды мы были

(из воспоминаний сотрудников и внештатных авторов газеты)

 

Если снова начать...

Н.Попова

КАК-ТО не верится, что прошло почти полвека с того дня, когда я впервые переступила порог редакции кузнецкой городской газеты, которая в то время называлась «Сталинский клич». Многие, причем более поздние, события из моей жизни вспоминаю с большим трудом, а тот период сохранился в памяти отлично.

До разговора со знакомым сотрудником редакции Мишей Новиковым я и не думала о работе в газете, считая это чем-то недосягаемым. И каково было мое удивление, когда после собеседования меня сразу же зачислили в штат.

Мне просто повезло, что попала в такой замечательный коллектив! Здесь работали не только опытные газетчики с высокоразвитым чувством ответственности, но и очень внимательные, доброжелательные люди, что так необходимо новичку, особенно в первые дни работы.

Редактором в то время был Всеволод Борисович Макаров, майор в отставке, заместителем – Константин Георгиевич Диков, тоже офицер, фронтовик. Они учили меня, как собирать материал для газеты, что и как писать.

Поражало то, что Всеволод Борисович мог диктовать передовые статьи прямо на машинку, лишь изредка заглядывая в блокнот, чтобы уточнить какую-то цифру или фамилию. Он был прост в обращении с сотрудниками редакции и работниками типографии, слыл человеком общительным и вообще большим жизнелюбом.

А вот Константин Георгиевич запомнился совсем другим. Строгий, почти суровый на вид, всегда подтянутый, немногословный. Наверное (к этому мнению я пришла позже), на него наложило свой отпечаток то непростое время: ведь он в основном писал материалы на очень ответственные общественно-политические темы. Надо сказать, что в послевоенные годы в редакции не было журналистов со специальным образованием, но чувствовалось желание овладеть журналистским мастерством, расширить свой кругозор. Рядом с редакцией находился парткабинет, и мы занимались в различных формах политической учебы. Там же помещалась и библиотека. К нашей радости, в ней появилось немало художественной литературы с пометкой «Из книг Н.Н.Журждина». Николай Николаевич Журждин был лектором-международником горкома партии, и его лекции всегда с большим вниманием слушали кузнечане. Это он подарил библиотеке имевшиеся у него книги.

Основной же формой профессиональной учебы пока еще оставались редакционные «летучки». Естественно, на них обсуждались вышедшие в свет номера газеты, причем очень нелицеприятно, планировались новые. И дежурный, подготовившись заранее, рассказывал об особенностях какого-то газетного жанра.

Помню, Петр Михайлович Калмыков, заведовавший в то время отделом пропаганды и агитации горкома и часто бывавший у нас, посоветовал мне учиться писать у известной журналистки Мариэтты Шагинян и дал сборник ее очерков «Дорогами пятилетки».

Право же, какие замечательные люди встретились тогда на моем пути!

Безусловно, далеко не все получалось на первых порах. Так, однажды редактор дал мне задание встретиться с секретарем партбюро завода «Кузтекстильмаш» и взять у него интервью о работе предприятия за прошедший месяц.

Если мне не изменяет память, это был Николай Леонтьевич Никитин. Чувствуя мою неопытность, он постарался избавиться от меня. Я это сразу поняла, когда секретарь сослался на неотложные дела. Не зная, как поступают в подобных ситуациях, вернулась в редакцию. Особой вины за собой не чувствовала и была крайне удивлена, когда услышала, что поступила неправильно. Оказывается, нужно было непременно выполнить задание. Это был урок, запомнившийся мне на всю жизнь.

У меня были постоянные пропуска на обувную фабрику и заводы, причем можно было приходить на предприятия в первую и вторую смены. Для этого на пропусках имелись особые отметки.

Тогда газета из номера в номер писала о всевозможных всесоюзных и местных починах, направленных на повышение производительности труда, улучшение качества продукции, лучшую организацию производства, экономию материалов и т.д. Много внимания уделялось методам скоростного резания металлов. В городе у новаторов было немало последователей.

Как-то мне пришлось писать о передовой швейнице второго цеха обувной фабрики (это было в то время, когда поднимали на щит инициативу Ю.Н.Улыбина). Стараясь раскрыть «секрет» ударной работы молодой женщины, я внимательно следила за тем, как она выполняет свою операцию. Все было отработано предельно точно. Но главное заключалось в том, что она, прострочив одну деталь, не обрезала нитку,  а подводила к игле новую.  Детали гирляндой спускались к полу. Разрезать их потом не составляло большого труда.

Зарисовку опубликовали. И, как оказалось, она не прошла бесследно. Об этом нам сообщил П.М.Калмыков, придя с партийно-хозяйственного актива. Выступившая на нем работница швейной фабрики рассказала о том, что на этом предприятии по достоинству оценили новшество в технологическом процессе. В объеме массового швейного производства это в конечном итоге давало значительный экономический эффект.

В то время у нас было много интересных встреч. Побывала в редакции наша землячка поэтесса и переводчица Вера Клавдиевна Звягинцева. Тогда была напечатана ее поэма, посвященная Александру Николаевичу Радищеву.

Два года в нашем городе проходил переподготовку летчик, детский писатель из Баку Петроний Гай Аматуни. Первый раз он принес в редакцию интересную зарисовку о съемках кинофильма «Кубанские казаки», который еще не вышел на наши экраны. Тогда мы поинтересовались, откуда у него такое имя. Оказывается, его предки были выходцами из Греции.

Придя однажды на обувную фабрику, когда там начался перерыв, увидела, что многие работники уселись прямо на траве слева от дороги, ведущей к главному корпусу. Мне повезло: предстояла встреча с капитаном ледокола «Седов» Константином Сергеевичем Бадигиным.

Присела на траву и я. С каким волнением слушали мы воспоминания отважного капитана! А он рассказывал о том, как в тяжелую навигацию 1937 года в Арктике было затерто льдами несколько ледокольных пароходов, в том числе «Садко», «Малыгин» и «Седов», и начался их дрейф на север и северо-восток. Через некоторое время к ним пробился ледокол «Ермак» и вывел из ледового плена два судна. «Седов» же продолжал дрейфовать, так как у него было повреждено рулевое управление.

Героический дрейф продолжался 812 дней и закончился в январе 1940 года. Всем седовцам было присвоено звание Героя Советского Союза.

Слушали мы К.С.Бадигина, и нас переполняло чувство гордости за наш народ, за нашу великую Родину.

...Редактором газеты стал П.М.Калмыков. Всеволод Борисович Макаров уехал в Минск, в армейскую газету. Через три месяца он появился в редакции в форме подполковника. Побывал он у нас и еще раз будучи полковником, начальником военного издательства.

Писать мне приходилось все реже и реже: я заменяла ревизионного корректора. А когда в январе 1950 года Антонина Ивановна Соловьева, пробудившая во мне любовь к корректуре, ушла на заслуженный отдых, я была переведена на эту должность.

Хорошо помню, как вычитывал газету Петр Михайлович. Каждое слово «Сталин», а оно встречалось на полосах часто, и производное от него он подчеркивал и читал вслух: «С-т-а... Ста... л-и-н... Сталин». Ошибка в этом слове грозила большими неприятностями.

Работалось с П.М.Калмыковым легко. И было жаль, что он уезжает на учебу в Москву. Снова Петр Михайлович начал работать в городской газете редактором через несколько лет.

Как-то незаметно мне вменили в обязанность три раза в неделю принимать по радио информации ТАСС. Прием начинался в час ночи. Поздно вечером я приходила в редакцию и укладывалась спать в кабинете редактора, где и был у меня рабочий стол. Минут за десять до начала передачи мне звонила из типографии охранница, чтобы разбудить, или сама поднималась ко мне.

Я включала настольную лампу, настраивала приемник, и через некоторое время сквозь разноголосицу и треск в эфир прорывался звук метронома. Его четкие удары сразу же настраивали на рабочий лад. Остатки сонливости, заботы и тревоги – все уходило прочь.

Прием материалов ТАСС – это было очень ответственное дело. Нельзя допустить ни малейшей ошибки. Если возникали сомнения при приеме и при сверке не удавалось уточнить (бывало, глохнешь от треска в ушах), утром приходилось звонить в областную газету «Сталинское знамя».

Отпечатанные на машинке материалы ТАСС я обычно считывала с ответственным секретарем редакции Федором Петровичем Кутановым. Это был замечательный человек, много внимания уделявший молодежи, пробующей свои силы в журналистике. Он был очень интересным собеседником. Еще бы! Многое повидал, многое пережил, знал видных политических деятелей, известных журналистов.

Федор Петрович был в курсе всех событий в культурной жизни Кузнецка. Хорошо знал весь репертуар драматического театра, который мы очень любили, был знаком со всеми актерами, следил за их творческим ростом. В газете регулярно появлялись его рецензии на спектакли.

Ф.П.Кутанов уже тогда был не совсем здоров. Его болезнь выражалась в страхе перед открытым пространством. Он один не мог перейти дорогу от дома до редакции или обратно. Его обязательно должен был кто-то провожать.

Прошедшие годы были, можно сказать, светлой полосой в моей жизни. Все изменилось с приходом в редакцию Дмитрия Филипповича Зубарева. Это был опытный журналист, что сразу безоговорочно признали все. И как редактор он предъявлял высокие требования к материалам литсотрудников. Правил оригиналы безбожно, оставляя иногда от написанного рожки да ножки.

Газета поднимала злободневные вопросы, касающиеся жизни города, добивалась действенности критических статей, отличалась интересной подборкой материалов. Но в самой редакции стало неуютно, чувствовалась какая-то напряженность.

Дмитрий Филиппович, как сказал он мне однажды, был обижен, что коллектив его встретил холодно. Он долгое время жил в гостинице, но никто не пригласил его к себе. И он не забыл этого.

Начались осложнения в отношениях с подчиненными. Первым не вынес разносов Зубарева не новичок в газете В.А.Дегтярев: ушел в многотиражку. Уволился и уехал в Пензу ответственный секретарь Александр Васильевич Андреев. Вот уж, казалось бы, к кому не могло быть претензий: он весь уходил в работу. А какой он журналист, можно было судить по тому, что в областной газете Александр Васильевич многие годы был заместителем редактора.

Свои требования ко мне редактор высказал в первые же дни: быть предельно внимательной в работе, знать значение и написание каждого слова, особенно иностранного происхождения.

– Чтобы вы сразу могли ответить, когда я спрошу, – наставлял он.

Собственно, в его требованиях не было ничего особенного. Я и сама старалась выполнять свою работу добросовестно. А вот потребность работать со словарями мне, действительно, привил Дмитрий Филиппович.

К сожалению, он очень часто бывал в дурном расположении духа. О главной причине говорить не буду: она банальна. Это выяснилось не сразу. А тогда слушать его было невыносимо: оскорбительными были не только резкие слова, но и сам тон.

Однажды, внеся правку на все четыре полосы, а делать это приходилось у входной двери типографии (там был единственный телефонный аппарат), удерживая полосы вертикально на громадной железной печке, я вернулась в корректорскую, которая находилась в другом конце здания. Через несколько минут за мной прибежала охранница:

–  Иди скорее к телефону, редактор сердитый.

– Вы почему бросили трубку? – растягивая слова, кричал он, – правка еще не закончена.

Попыталась объяснить:

–  Вы долго молчали, поэтому подумала, что другой правки не будет.

– Чтобы этого больше не было!

Наверное, он все-таки потом почувствовал, что переборщил, и пришел в корректорскую (редакция в то время находилась через дорогу). Увидев, что я плачу, сказал:

–  Мы еще найдем общий язык.

– Нет, никогда! – ответила я.

И как в воду глядела.

Обстановка накалялась. В одном из номеров газеты в октябре 1952 года, в котором мы перепечатали речь И.В.Сталина, из текста «пропала» строчка – верхняя в пятой колонке. Это обнаружилось через несколько дней. Подняли все корректурные оттиски полосы. Последний был чистый, ни одной пометки.

Как потом выяснилось, метранпаж, верставшая и правившая полосы, в последний момент перед подписью газеты решила перенести эту строчку в низ четвертой колонки, где было много, как говорят полиграфисты, «воздуха». Что-то, видимо, отвлекло ее в тот момент. Она положила строчку в карман халата и забыла о ней.

Редактор бушевал, но метранпаж – работница типографии, ставшей самостоятельным предприятием, так что он обрушил свой гнев на меня:

–  Я вас накажу!

– Наказывайте, – ответила я, не веря, что можно поступить так несправедливо.

– Я вас уволю!

– Увольняйте. – Во мне поднимался дух противоречия...

Мы встретились с Д.Ф.Зубаревым через несколько лет. И снова в нашей редакции, где я опять работала ревизионным корректором. Но газета была уже другая – «Кузнецкая правда», объединившая городскую и районную газеты.

Меня пригласили после того, как Дмитрия Филипповича освободили от занимаемой должности. После он переменил не только несколько мест работы, но и жительства.

Нельзя сказать, что я забыла пережитое. Об этом и сейчас вспоминаю с волнением. Но тогда старалась держаться спокойно. А вот Дмитрий Филиппович не выдержал, чувствуя свою вину.

– Вы знаете, – говорил он, – я несколько раз тогда хотел вернуть вас, но стоило вспомнить, как вы мне дерзили, так сразу..., – и покрутил рукой около сердца.

И еще добавил, словно пролил бальзам на мою душу:

–  Если бы это было в моей власти, я бы установил вам оклад в 900 рублей.

А я в то время получала 600.

Спасибо хоть за добрые намерения...

Начиная с октября 1956 года произошло несколько структурных преобразований в партийных органах, в связи с чем районные и городские газета то объединялись, то разъединялись. Сначала была создана газета «Кузнецкая правда», объединившая «Кузнецкий рабочий» и «Колхозную правду». Она просуществовала до мая 1962 года. С мая вновь начал выходить «Кузнецкий рабочий».

Затем состоялось объединение городской газеты и газет четырех районов: Кузнецкого, Неверкинского, Лопатинского и Камешкирского. Газета начала называться «Путь к коммунизму». В 1965 году последовало новое разделение. Это название сохранила Кузнецкая районная газета, которую, как и объединенную, возглавлял Николай Николаевич Малютин.

За прошедшие годы в стране, в нашем городе и близлежащих районах произошло немало важнейших событий, нашедших отражение на страницах газет. Менялись редакторы, их заместители, ответственные секретари, корреспонденты. На каждом этапе газета имела свое лицо, отражающее профессиональный уровень журналистов.

Хорошо помню то время, когда редактором был Сергей Дмитриевич Виноградов, человек беспокойный по натуре, склонный, по его признанию, к перемене мест. Он приехал из Владимира, и это чувствовалось. Свою речь  он перемежал пословицами, поговорками, шутками и при этом заметно окал.

Если у Зубарева был хороший, четкий почерк, то каракули Виноградова мы разбирали с большим трудом. Бывало, звоню ему:

– Сергей Дмитриевич, не могу прочесть, что вы написали на полях.

–  Может быть, я и сам не разберу, – отвечает он.

По поводу своего почерка он шутил не раз. Даже рассказал о том, что после женитьбы написал жене письмо из командировки, полное любви, а она, как оказалось, прочла только первую строку: «Здравствуй, Шура!».

Работалось при Виноградове хорошо, без нервотрепки. Да и коллектив собрался работоспособный. Взять хотя бы Виктора Шатина. Он в основном освещал работу промышленных предприятий, строительных и дорожных организаций, транспорта. Чаще других писал критические материалы и фельетоны. Его перо в самом деле было острым.

В памяти сохранился такой эпизод из нашей совместной работы. Прихожу однажды в редакцию, а Виктор мне говорит:

–  Это ты в моем материале направила?

– Ты о чем?

– Об информации с мебельного комбината. Я писал о выпуске нового вида продукции – шифоньеров, а откуда-то взялось «шифоньерка».

–  Так в толковых словарях   слова «шифоньер» нет. Сказала об этом редактору, и он согласился, что нужно поправить.

– Ничего себе «шифоньерка», – пробурчал Виктор, – чуть ли не полкомнаты занимает. Могла бы меня спросить.

Словом, подвели меня в тот раз словари. Я не подумала о том, что словотворчество продолжается. А вообще нам, корректорам, приходится нередко править всевозможные ошибки, допущенные авторами в оригиналах, спасая их от неприятных объяснений с редакторами.

При Виноградове впервые в истории редакции ответственным секретарем работала женщина – Мария Кирилловна Булкина. Это была женщина гордая, с сильным характером, умевшая во всех ситуациях постоять за себя. Кстати, она первая начала привлекать меня к обработке авторских писем.

Совсем молодым работал у нас ответственным секретарем Валентин Иванович Крапивин, сейчас больше известный в городе как помощник прокурора. Юрист – это его вторая профессия.

Он очень серьезно относился к работе. Был составлен график сдачи материалов, и секретарь требовал его точного выполнения. Отговорок не принимал, так что каждый корреспондент старался уложиться в срок. А вот когда все материалы в соответствии с макетами были на бочке», Валентин Иванович преображался на глазах: от удовольствия потирал руки, улыбался, шутил.

Он почти никогда не посылал в типографию курьера, чтобы сдать материал в набор. Шел сам и мог подолгу стоять у стола метранпажа, объясняя, как лучше сверстать газету. Ведь верстка требует не только умения полиграфически правильно оформить полосы, но и определенного художественного вкуса. Он разнообразил шрифты, размеры набора, использовал всевозможные заставки, врезки и так далее.

И еще одно качество отличало Валентина Ивановича: он был самым отзывчивым человеком, поэтому к нему со своими личными просьбами обращались не только сотрудники редакции, но и работницы типографии.

О работе городской газеты за весь период с 1918 года до наших дней читатели могут иметь представление, прочитав публикации редактора Анны Александровны Курепиной, этот своеобразный экскурс в историю газеты. Мне же хотелось просто вспомнить о тех, кто делал эту газету, кто вложил в нее частицу своего сердца, своей души.

1998 год

 

ВЕЧНО МОЛОДАЯ ГАЗЕТА

М.Кулахметова

МНЕ ДОВЕЛОСЬ работать в газете «Кузнецкий рабочий». Хотя я не была членом    коллектива    редакции,    но   участвовала в выпуске   каждого номера в 1952-1958 годы. В августе 1952 года меня пригласили в горком партии и предложили работу в качестве уполномоченного Пензенского обллита по городу Кузнецку и Кузнецкому району. Так я впервые познакомилась с газетой, как говорится, изнутри.

В то время газета называлась «Сталинский клич». Редактором был опытный журналист Петр Михайлович Калмыков, а его заместителем Виталий Александрович Дегтярев, ответственным секретарем редакции работал Александр Васильевич Андреев. Им помогали в этом опытнейшие журналисты Федор Петрович Кутанов и Андрей Дмитриевич Славин. К сожалению, их уже нет в живых. В то время работали Анатолий Исаев, Алексей Хвалин, Виктор Шатин, позднее выпускник факультета журналистики Ленинградского университета Анатолий Шлык, бывший внештатный корреспондент, пришедший в газету со школьной скамьи Евгений Ховрин.

Вскоре Петра Михайловича Калмыкова направили на учебу в Высшую партийную школу при ЦК партии. После него сменилось несколько редакторов. Дмитрий Филиппович Зубарев, Сергей Дмитриевич Виноградов, бывший собкор газеты «Гудок». Ответственный секретарь редакции А.В.Андреев вскоре переехал в Пензу, и его место заняла Мария Кирилловна Булкина. С многими товарищами приходилось общаться, я была как член коллектива. И еще запомнилась бессменная секретарь-машинистка Капитолина Ивановна Акимова, виртуоз в своем деле. Она могла о чем угодно с тобой разговаривать и в то же время безошибочно и быстро печатать материал, строча, как пулемет. Ведущим корректором был Виктор Ерзунов. Работала еще корректор Нина Зварыкина (Попова).

Только успела я немного поработать, как в 1952 году состоялся XIX партийный съезд, с ним в моей памяти связано многое. Газета, как известно, должна была печатать материалы съезда. В изложении речи Сталина по вине метранпажа была допущена ошибка. Видимо, строчку с исправленной грамматической ошибкой она вставила не на то место, а между следующими строками. И поскольку газета уже была нами подписана, то и отпечатали так же.

И вот за это я и редактор Д.Ф.Зубарев на экстренном заседании бюро горкома партии получили выговоры по партийной линии. Ведь это тогда считалось большой политической ошибкой. В 1953 году Сталин умер. Когда объявили о смерти Сталина, за мной пришли в 5 часов утра, надо было выпускать траурный номер газеты. Люди шли на работу и плакали. Так была воспринята народом его смерть. Вскоре пришло секретное сообщение – контрольные экземпляры газет представлять в МГБ на проверку. Таким образом Берия пытался захватить и подчинить печать. Когда же Берию разоблачили, и Хрущев выступил с обвинительной речью против Сталина, газета «Сталинский клич» была переименована в «Кузнецкий рабочий». И вот уже более 40 лет мы читаем газету «Кузнецкий рабочий».

И пусть долгие годы она под этим именем знакомит жителей нашего замечательного города обо всех событиях в мире, стране, области и городе с помощью не менее замечательных, не жалеющих своего времени, знаний, опыта журналистов.

 

Я бы выбрал опять…

У.Богдалов,

литсотрудник, зав. отделом,

ответственный секретарь «Кузнецкого рабочего»

(апрель 1965 г. – апрель 1972 г.).

 

СЕРЕДИНА шестидесятых, Кузнецк, «Кузнецкий рабочий». Время его возрождения (которого по счету) вышло на    апрель.   В городе буянила неумолимая весна,  страну будоражили и наполняли гордостью первые космические старты, гигантские стройки, дерзкие  начинания.    «Ушли»  Хрущева,  но еще не кончилась «хрущевская оттепель», печатали и говорили о ранее не  мыслимом, жадно слушали по радио поэтические митинги в Политехническом...

И мы – редакционная молодежь – явились миру во всей самонадеянности своего ничтожного газетного опыта и оголтелого оптимизма. Мы пришли делать новую, совсем не такую, как прежде, газету. Стандарты сохранившейся – только переселившейся на соседнюю улицу – районки «Путь к коммунизму» нас не устраивали. Эта «несжатая полоса» казалась нам архаичной, скучной. Хотя, по правде, основательное было издание с костяком крепких, бывалых профессионалов.

Настрой наш, наверное, в какой-то мере передался и нашим «старикам»: Петру Михайловичу Калмыкову – редактору, Валентину Ивановичу Крапивину – ответственному секретарю, Федору Петровичу Кутанову – громогласному реликту времен гражданской войны, Андрею Дмитриевичу Славину («Шахраю»). Это состояние души, высокой причастности к общему свалившемуся на нас делу позволило уже с первых номеров взять добрый старт. Город воспринял свою газету дружелюбно и с интересом, оживленно пошла подписка...

Многое было потом в моей журналистской судьбе – работа в печати одной из южных республик, целое десятилетие в одной из лучших центральных газет СССР, создание крупнейшего вне Москвы национального информационного агентства. Но никогда потом я не был так озабочен, непомерно загружен, удачлив и счастлив, как в том далеком апреле 1965 года.

Мы жили нашей газетой с утра до 10-11 вечера, писали, пили, влюблялись. Да еще успевали прихватить комсомольскую нагрузку в горкоме – благо, он был над нами на втором этаже – и даже играть на танцах в первом кузнецком джазе.

Действительно – «Как молоды мы были, как верили в себя!».

«Кузнецкий рабочий» и Кузнецк подпитывали друг друга. Атмосфера тогдашней городской жизни была напитана ощутимыми культурными традициями – мы выросли в театральном городе. Правда, к середине 60-х новое начальство в горкоме партии благополучно театр закрыло – вроде как по причине нерентабельности. Да и по всей стране потихоньку к власти стали приходить партийные функционеры, рассматривавшие однозначно себестоимость кирпичей и театральных билетов.

Тональность культурной жизни города определяла невесть как сохранившаяся интеллигенция – и техническая тоже. Качество обучения в школах не уступало иным областным центрам. Это рождало свои традиции «и поднимало планку специалистов во всех отраслях городской жизни. Мы с одноклассником моим М.Трабиновичем при встречах вспоминаем Клавдию Васильевну Огареву, Ольгу Яковлевну Худик, сумевших поддержать у нас проявившийся интерес к словесности. Мы не считали свой город заштатным, любили его, и он платил нам тем же.

Из того первого призыва возрожденного в 1965 году «Кузнецкого рабочего» практически каждый связал с печатью всю свою жизнь. Помнят в «Пензенской правде» не только Андреева, но и Володю  Штирца, осевшего ныне в Германии. Состоялся в литературе – пусть и местного масштаба – Гена Зимняков. «Иных уж нет, а те – далече».

 

Несколько месяцев спустя в коллектив вошел, проработал редактором до пенсии и сверх нее Петр Степанович Дунаев, которого сразу прозвали «У нас на Урале».

Новый редактор был редким, но как это ни странно, типичным для провинции интеллигентом: эрудит, разносторонне образованный человек, взявший из книг не меньше, чем из жизни. Никто во всем городе не мог извлечь из памяти самую редкую и подходящую по случаю цитату, да еще со ссылкой на источник. Это особенно действовало на городское начальство, не обремененное, прямо скажем, гуманитарным багажом.

В коллектив он вписался. Газетное дело любил. Быстро стал своим. Теперь для меня Петр Степанович бесспорный кузнечанин.

Особое место в благодарной памяти каждого из нас занимает главный из "стариков", действительный учитель, собственный корреспондент "Пензенской правды", поэт, фронтовик и просто светлый, незабвенный человек – Алексей Григорьевич Козадаев. Да будет земля ему пухом.

В той, далекой ныне нашей молодости его перо, отношение к жизни, простота, умение сопереживать, гражданственность и безусловная честность были той высокой планкой, которую нам, молодым, еще предстояло взять, если постараемся. Многое забыто, стерлось, но эту его строчку время не изгладило из памяти: «В моей душе есть озеро печали, глубокая и светлая вода».

Фельетоны, очерки, эссе Алексея Григорьевича были вполне на уровне новой советской журналистики шестидесятых и семидесятых. Проблемные статьи сделали бы честь любой центральной газете.

Считаю, что современный газетный стиль, динамичный, близкий к повседневной житейской речи зародился именно в те годы. Не случайно мои друзья и коллеги из родной «Социалистической индустрии» стоят сегодня во главе нескольких ведущих российских изданий, а Эдик Сагалаев, с которым вместе делали в начале 70-х «Комсомолец Узбекистана», ныне – телевизионный магнат, один из общеизвестных мэтров российского ТВ.

Впрочем, застали мы тогда и неведомый ныне газетный стиль – осторожный, выхолощенный, изобилующий железобетонно-надежными газетными штампами язык «Сталинского клича».

Им вне конкуренции владел незабвенный «ПМ» – Петр Михайлович. Легко вам, молодым, приговаривал он. Я в ваши годы если в передовой 14 раз слова «Сталин» и «сталинский» не упомяну – считай, не работал вовсе. Писал он свитками – склеивал листы статьи в этакий египетский папирус и на призывный клич В.Крапивина – «Петр Михайлович, гоните 120 строк!», расстилая свой папирус на полу, отмерял полтора или два шага – уж сколько попросят – и  отрывал. И все вроде было к месту.

Поверьте – в воспоминаниях об этом ни капли высокомерной иронии. По-своему он был асом той немыслимой ныне журналистики, в которой слово было призывом или приговором, в которой перо приравнивали к штыку, а грамматическая ошибка могла обернуться печально известной 57-й статьей УК РСФСР.

Но и к дисциплине мысли приучало строгое и жестокое время его журналистской молодости. Даже в раскованные шестидесятые отчеты зав. партотделом Калмыкова с разного рода конференций, собраний, бюро были четкими, немногословными, деловыми. Видать, находил вкус в жесткой и заорганизованной партийной тягомотине тех лет. А человек был милейший, душевный.

Внештатники тех лет тоже остались в памяти как пример редкостной преданности газетному делу.

Помню, в конце 60-х, когда я уже был ответственным секретарем, зашел Семен Исаев.

– Товарищ Богдалов, что-то не вижу своей информации!...

– Так вот же она, Семен Васильевич – подписано И.Семенов. Еще одна в номере пошла, как вы знаете, на 4-й полосе под вашей фамилией..

– А-а-а, понятно. Это мой осведомин!

Не улыбайтесь... Начинал он дружить с газетой в конце 30-х… И не судите его строго. Судимы не будете, как сказано в Библии.

Много доброго хранит память и о ныне здравствующем, слава Аллаху, В.И.Крапивине. Всякое бывало в редакционной жизни, а осталось светлое. С юбилеем нашей газеты, дорогой Валентин Иванович! Для меня вы всегда были крепким газетчиком. А такие внештатники, как Яков Позин – инженер с обувной фабрики, признанный кузнецкий писатель, могли дать фору любому газетному профессионалу. Газетное дело было у них "для души". Свободные от ежедневной журналистской обязаловки, они поднимали темы лично для них интересные, работали над статьями столько, сколько нужно, и привносили на страницы немало основательных, создающих так называемый имидж материалов!

1998 год

 

ВСПОМНИТЬ БЕЗ ПРОБЕЛОВ

Я. Позин

ДЛЯ ТРЕХ поколений кузнечан городская газета действительно была отражением их будней и праздников, свершений и неудач.

Старожилы помнят буквально все – приятное и победное, досадное и огорчительное.

«Ты передай своим коллегам, – старый знакомый ухватил меня за рукав, – о всех этапах 80-летия «Кузнецкого рабочего» надо вспомнить. О всех! А не ограничиваться теми, кто симпатию вызывает да нравится». Он начал перечислять редакторов газеты не задумываясь, четко и ясно, словно картины, уже отошедшие, были перед глазами.

– Помнишь, в середине 50-х годов был такой редактор Дмитрий Филиппович Зубарев. Правду-матку в глаза резал. Имел свою бескомпромиссную линию, смело высказывался, собственно, за что и «погорел». Другой редактор запомнился, почему-то я его часто поздними вечерами видел бледного, усталого. Видать, трудяга: не сладок был редакторский хлеб для Петра Михайловича Калмыкова.

А разве можно забыть Николая Николаевича Малютина! Ведь на него хрущевская перестройка обрушилась. Что писать, как, кому отдавать предпочтение, если городская газета стала промышленно-колхозно-совхозной со своей правдой. Так ко всем правдам появилась еще «Кузнецкая правда». Мне Дмитрий Горбушин много рассказывал о газете, особенно о редакторах, кто бойцом был, а кто «стелился». Он-то сам всю жизнь верным рабкором газеты был. В 1924 году заметки свои публиковал.

...Лично я увидел свои первые десять строк в газете в 1953 г. по милости старейшего журналиста Ф.П.Кутанова. Я тогда брал уроки фортепиано у его жены Н.Н.Кутановой. И увлекался Шопеном. Вдруг Федор Петрович говорит: «А ты напиши». «О Шопене?». Он рассмеялся: «О школьных каникулах».

Запомнился случай, когда мимо нас прошел в брезентовой рабочей робе В.И.Ерзунов, бывший первый секретарь Кузнецкого, затем Пензенского горкома партии. Шел домой после ночной смены. Федор Петрович поглядел в след: «Вот готовый материал и герой очерка».

Очерки писать я научился позже. Учил меня журналист, истый газетчик с хорошей кузнецкой фамилией Дегтярев. Потом Виктор Шатин, талантливый поэт, очеркист, фельетонист.

На моей памяти крепко осели воспоминания о работе в городской газете с Вячеславом Рождественским, Умяром Богдаловым, Юрием Базылевым. Они славились остротой пера, к тому же честность и верность своему слову сидела в них пронзительным стержнем.

Безусловно, для поднятия престижа газеты многое сделал редактор Дунаев. Петр Степанович – большой знаток изящной словесности. Человек увлеченный, редкой эрудиции. Работалось с ним легко и интересно. При нем я опубликовал не только очерки с продолжением, но и целую рукопись «Кузнецк – город рабочий» и фрагмент исторического романа. И до сих пор с интересом читаю его материалы в газете.

На высоте нынешнего дня и сложных горьких перипетий «Кузнецкий рабочий» умело держит курс на полновесное информирование кузнечан. Не впадая в ожесточенность критической волны, не разливая страдальческие слезы над безвременьем. Газета по-прежнему молода и в поиске новых путей сближения с ее читателями, выпускает стабильную книжную продукцию: сборники, книги о «российском городе Кузнецке».

1998 год

 

ОТ ПЕРВОЙ ЗАМЕТКИ

В.Фирстов

 

1965 ГОД. Я только начинал свою службу в органах внутренних дел. В городской газете нашу сферу освещал журналист Умяр Богдалов, но в то время многие его звали просто Миша. Судьбе было угодно, чтобы наши пути пересеклись. Умяр пришел в отдел за материалом для статьи о работе с подростками и молодежью. А за этот участок работы в то время отвечал я. Так мы познакомились. Богдалов приглашал меня в редакцию, давал задания по подготовке материалов, рассказывал, как и в какой форме надо писать по той или другой теме. Я не сразу согласился писать, но Умяр меня уговорил. И вот где-то летом 1965 г. вышла моя первая заметка «Обыкновенный работник». С тех пор я и стал сотрудничать с местной газетой.

Редакция в то время располагалась в небольших комнатках, можно сказать под лестницей ГК ВЛКСМ по ул.Калинина. Было тесно, но в редакции работали очень интересные люди, и общение с ними приносило мне большое удовлетворение. Редактором в то время был П.С.Дунаев, ответственным секретарем – В.И.Крапивин. В редакции я познакомился с интересными людьми и известными в городе журналистами – К.П.Полозовой, В.П.Завьяловым, А.Д.Славиным, П.М.Калмыковым, Я.С.Позиным, В.С.Куляндиным, А.Н.Антоновым, Ю.А.Базылевым. Многие из них в разное время работали в редакции, некоторые сотрудничали в качестве внештатных корреспондентов.

Вокруг редакции группировались талантливые люди. И не только журналисты. Художники, музыканты, краеведы, спортсмены. Редактор П.С. Дунаев сумел собрать вокруг себя единомышленников. И сам он много помогал начинающим внештатным сотрудникам. Никогда при встрече не пройдет мимо, обязательно остановится, подскажет, какую бы тему надо осветить в газете, какой нужен материал и как сделать его интереснее.

С годами редакция перешла в новое помещение. Расширялся, обновлялся штат редакции. Пришли новые люди: В.В.Короткова, А.А.Курепина, А.И.Комаров, О.В.Подраменская. Традиции, которые были заложены во времена Дунаева, сохраняются до сих пор.

Уехал из Кузнецка Умяр Богдалов. Он решил испытать себя на более высоком уровне журналистики. Это ему удалось. Помню, он приезжал в Кузнецк в качестве спецкора газеты «Социалистическая индустрия», а теперь – один из видных деятелей журналистики Татарстана – генеральный директор Информационного агентства «Татаринформ».

Проходит время, меняются сотрудники – газета остается. И я надеюсь, что с нынешним составом редакции смогу участвовать в 100-летнем юбилее газеты.

1998 год

 

ВСТРЕЧИ

М.Гриб

КАК-ТО летом      (дело было в начале    60-х годов)    на завод «Химмаш» зашел по своим журналистским делам заместитель редактора городской газеты Петр Михайлович Калмыков. Встретившись   с   партактивом   завода   (зам.   редактора возглавлял тогда в газете отдел партийной жизни), побывав в цехах, поговорив с рабочими, Петр Михайлович перед самым обедом оказался в кабинете начальника кузнечного цеха Степана Ивановича Климова. Как радушный хозяин Степан Иванович предложил  гостю  посмотреть в  красном  уголке, где  уже собрались зрители, документальный фильм.

– Это интересно, – и Калмыков присел на свободное место. По окончании фильма Петр Михайлович подошел ко мне, киномеханику, мы познакомились и поговорили.

– Хорошее, нужное людям дело делаете, а вы не могли бы написать об этом в «Кузнецкий рабочий»?.

К этому времени я был уже не новичок в печати. Свои первые «литературные опыты» я начинал еще в школьном литературном кружке, руководила которым учитель русского языка и литературы Клавдия Васильевна Огарева...

На заводе мои заметки публиковались на страницах заводской многотиражки «Химмашевец».

Через неделю информация «Коллективный просмотр документальных фильмов» появилась на страницах «Кузнецкого рабочего».

...В декабре 1970 года я поднялся на второй этаж здания типографии (где находилась редакция «Кузнецкого рабочего») и открыл дверь кабинета. За столом сидела приятная женщина – Клавдия Павловна Полозова. Ее имя, отчество и фамилия были написаны на табличке, висевшей на двери кабинета.

–  Разрешите? – хозяйка кабинета подняла голову.

–  Проходите, слушаю вас.

–  Я бы хотел опубликовать в газете вот этот материал, – и положил на стол перед ней несколько исписанных листов.

Клавдия Павловна внимательно прочитала рукопись, задержала взгляд на подписи, улыбнулась.

–  Что нибудь не так? – заволновался я.

–  Нет, фамилия у вас интересная. Вас как зовут?

–  Михаилом.

–  А отчество?

– Васильевич.

– Михаил Васильевич, ваш материал очень интересный и обязательно будет опубликован...

23 февраля 1971 года в «Кузнецком рабочем» появилась публикация «Цветы у обелиска», положившая начало нашему творческому сотрудничеству с К.П.Полозовой. За полтора года на страницах газеты был опубликован большой поисковый материал красных следопытов о погибших летчиках.

Публикация вызвала живой интерес у читателей...

Молодой журналист Вячеслав Александрович Рождественский работал в редакции сравнительно недолго. Но читателям городской газеты он запомнился острыми статьями и публикациями под рубрикой «Записки народного заседателя».

Здесь же, в редакции, в 70-е годы я познакомился с Анатолием Николаевичем Антоновым. С ним мы подготовили большой цикл материалов к 60-летию комсомола «Из истории Кузнецкой комсомольской организации».

Любой материал, прежде чем быть опубликованным, ложится на стол редактора.

Петр Степанович Дунаев – это целая эпоха в жизни «Кузнецкого рабочего».

...Близилось 200-летие города. Тогда на страницах газеты появилась рубрика «Кузнецк – город рабочий». Среди публикаций были и мои – об истории крупных промышленных предприятий города. Они шли под непосредственной редакцией Петра Степановича.

Хочу сказать, что под его пером каждая  публикация становилась живой, емкой, а главное – интересной для читателя.

В сотрудничестве с П.С.Дунаевым в «Кузнецком рабочем» были напечатаны   «Кузнецкие  храмы»,  «Кузнецкое  купечество», «Страницы истории и кузнецкой старины».

– Знаете, Миша, ради эпиграфов к вашим купцам Ховриным мне пришлось перечитать всего «Фому Гордеева» Горького.., – сказал как-то Петр Степанович.

Я рассказал о некоторых кузнецких журналистах, с которыми познакомился и подружился в редакции городской газеты. Они помогли мне и поставили на «литературную стезю». Но рассказ будет неполным, если не сказать несколько добрых слов о Николае Алексеевиче Тужилине, с которым я тоже познакомился в стенах редакции «Кузнецкого рабочего».

Николай Алексеевич пригласил меня тогда к сотрудничеству в «Кузнецких вестях» (тогда еще – газета «Путь к коммунизму»), а затем ряд моих газетных публикаций поместил в сборник «Кузнецк, Кузнецк – ты есть моя Россия»...

Дружба с редакционными коллективами «Кузнецкого рабочего» и «Кузнецких вестей» продолжается.

1998 год

 

ВСПОМИНАЯ БЫЛОЕ

И.Пономарчук,

бывший заместитель редактора газеты
«
Кузнецкий рабочий» (1956-1958 годы)

 

В МОИХ архивах каким-то чудом сохранился один-единственный номер кузнецкой городской газеты «Сталинский клич» за пятницу 16 марта 1956 года. Над датой обозначен год издания –
38-й. Я глянул на 4-ю страницу и понял, почему уцелел этот номер газеты: он был подписан мною – «За редактора И.Пономарчук».

Я был тогда заместителем редактора и часто подписывал газету за нередко отсутствующего редактора Дмитрия Филипповича Зубарева. Дмитрию Филипповичу было тогда лет под сорок. Он участник войны. Ходил с тросточкой, на протезе. Был человек высокий, грузный, ходил тяжело, под тяжестью тела протез чуть поскрипывал, и мы порой по звуку протеза узнавали: «Идет Дмитрий Филиппович».

В редакции относились к нему уважительно. Говорил он немного, был требователен, часто возвращал нам материалы и каждый раз объяснял, почему возвращал и что требует переделать. Работал он много, кропотливо, всегда тщательно правил материалы. И он мне больше всего помнится сидевшим за столом, занятым правкой материалов, или неспешно шагающим где-нибудь по городским улицам – высокий, широкоплечий, твердо переставляющий палочку и чуть откидывающий тело прежде, чем поставить протезную ногу.

Смотрю – на второй полосе двухколонник под рубрикой «Советское строительство». Подписи под материалом: Т.Кушлин – директор обувной фабрики, С.Лежнев – директор кирпичного завода, П.Бочкарев (заместитель Кушлина). Не помню, кем был А.Игнатьев. И последняя фамилия – М.Булкина. Мария Николаевна – ответственный секретарь редакции. Я пришел в редакцию в 1955 году, она уже работала, уехал из Кузнецка в 1958 году, а она продолжала работать.

Из членов редакции помню Алексея Хвалина. Работал Николай Крайнов. Кузнечане должны его помнить хорошо: он написал не одну книгу. Романы его хвалили. А тогда Коля только начинал, пробавлялся какими-то маленькими заметками. Явно только учился писать. В газете часто публиковались Виктор Шатин, Георгий Крылов, собкор «Пензенской правды». Признанным пером, старейшиной всех пишущих был Федор Петрович Кутанов.

В ту же пору начинал работу в редакции радио Ханан Ильич Сандер. Теперь я уже не помню внештатных авторов. Но помню, в редакции всегда было людно, сотрудники жили довольно дружно. Не помню, чтобы были у кого-то какие-то ссоры. Работать приходилось много, как много, наверное, работают и сейчас. Нас было пять штатных сотрудников, газета, тоже четырехполоска, выходила три раза в неделю. Каждая полоса (страница) была размером в 500 строк. Эти 500 строк надо было дать каждому сотруднику в каждый номер. Надо было, как мы говорили, «пахать и пахать».

Не знаю, как живется сейчас кузнечанам, а тогда, 40 лет назад, Кузнецк жил трудом, работой, стройками. Не помню, чтобы мы бедствовали из-за продуктов, чтобы мы чувствовали себя неодетыми. Не было роскоши, не было обильных столов, но никто не думал, что завтра ему, может быть, не удастся поесть или он не получит зарплату и что он ее не получит еще и через месяц, через два.

Сейчас очень сожалею, что тогда не вел какие-либо записи. Вот попросили написать о тех днях, а я почти ничего не помню. Какие-то случайные отрывки. А надо бы уж газетчикам обязательно вести какие-то записи. Благо под руками оказывается какой-то документ или номер газеты. Они что-то и напомнят.

Так я начал этот рассказ с числа, года и дня выхода номера. Но умолчал именно о номере. А он был обозначен просто «33». Это значит, что к 16 марта 1956 года вышло 33 номера газеты «Сталинский клич». Но это 33 номера только в 1956 году. А сколько их вообще вышло с тех пор, как начала выходить газета? Как она называлась? Мне это тогда и пришлось узнавать. А я только что в 1955 году закончил Саратовский университет. Был молодой и грамотный и взял на себя эту миссию. Побывал в Саратовском государственном архиве, в русском архиве в Москве, в Ленинской библиотеке.

Газета тогда называлась «Известия» Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов Кузнецкого уезда. Первого номера я вообще не нашел. Нашел подшивку, очень разрозненную за 1918 год. Начиналась она, по-моему, с 3-го номера «Известий», датированного апрелем 1918 года. Приблизительными подсчетами мы вывели общее количество вышедших к тому времени номеров газеты. Вот у меня есть еще один экземпляр от 18 апреля 1981 года и номер 47, а в скобках 12240. Теперь посмотрите, какой номер будет у того экземпляра, который выйдет с моим рассказом.

Помню еще, что потом газета стала называться «Крестьянская жизнь» и была она органом Совета Кузнецкого уезда Саратовской губернии, но с 22 июля 1928 года Кузнецкий уезд был переименован в округ Средне-Волжского края, и газета стала называться «Трудовой правдой».

Когда она стала называться «Сталинским кличем», я не уточнял. Но вот название «Кузнецкий рабочий» появилось при мне. 1956 год. Год развенчания культа И.В.Сталина. По-моему, с праздников в честь 40-й годовщины Великого Октября 4 ноября 1957 года газета стала выходить под названием «Кузнецкий рабочий». Помню, мы всей редакцией подыскивали название газете. И название «Кузнецкий рабочий» принадлежит тогдашнему редактору Виноградову.

В те годы нам многое приходилось устанавливать вновь – даты, имена, события. Нельзя сказать, что в то время о Кузнецке ничего не было написано. Нет, кое-что было. Но не было чего-то систематизированного. И тогда я взялся за написание некоего перечня событий, происшедших в Кузнецком уезде в промежуток времени между 1900 и 1925-1926 годами. Я назвал свою работу «перечнем событий», чтобы не подумалось, что я писал историю.

Это были четыре брошюры с совершенно четкими, недвусмысленными названиями, скажем, «Октябрь в Кузнецке» или «Победоносное шествие Советской Армии». Написаны с партийных позиций, с требованиями коммунистической идеологии. Раньше эти брошюры выставлялись в музее, в библиотеке. И очень жаль, что если этого не делают сейчас. В брошюрах – история Кузнецка, история борьбы классов, сословий, взглядов, идеологий. Борьбы, которая была неотъемлемой частью жизни кузнечан того времени.

В канун сорокалетия Великого Октября газетчиков занимали история коммунистических субботников, возникновения памятников, возрождение и возникновение артелей, заводов. Помню, сколько было гаданий по поводу памятника В.И.Ленину, установленного на перекрестке улиц Комсомольской и Калинина – главного памятника вождю в Кузнецке. И мне снова пришлось ехать в Москву и устанавливать историю авторства, изготовления и установки памятника на месте. В материале много просто интересных фактов из истории жизни города. Рассказ об этом был опубликован 18 апреля 1991 года в нашей городской газете. Жизнь была интересной, насыщенной событиями. Как положено, приветствую юбиляров с хорошей датой со дня возникновения газеты, которая всегда была рядом с кузнечанами. Хочу поблагодарить журналистов за память о прошлом своего печатного детища, передать кузнечанам добрый привет. Благодарю журналистов газеты за предложение вспомнить о прошлом родной газеты. И всем – здоровья.

1998 год

 

ВОЗРОЖДЕНИЕ

В.Крапивин,

советник юстиции

ШЕЛ МАЙ 1962 года. Весна была    несколько затяжной, и к этому времени деревья и кустарник городского парка робко прикрылись нежно-зеленым нарядом. Миновав парк, я свернул направо по Комсомольской улице к известному кузнечанам двухэтажному зданию, в котором располагались Горком КПСС и горисполком. Солнце уже набирало силу, и неугомонная стайка воробьев дружно купалась в лужице у здания типографии. День был наславу.

Тяжелая входная дверь сразу же отсекла мое лирическое настроение, а подъем по художественно отлитой чугунной лестнице на второй этаж направил его на деловой лад. Действительно, впереди предстояло серьезное.

В кабинете заведующего отделом пропаганды горкома партии Якова Михайловича Баннова я увидел сидящего невысокого и несколько полноватого мужчину, оживленно беседующего с хозяином. На мое вторжение Баннов шутливо сказал, обращаясь к собеседнику: «Ну вот и твой главный инженер, знакомьтесь!». В ту пору было модно многое сопоставлять с техническими и экономическими категориями. Ветры общественных преобразований и космическая эйфория реяли над страной.

Шагнувший мне навстречу гость кабинета доброжелательно протянул руку, пытливо посмотрел в глаза и отрекомендовался: «Калмыков Петр Михайлович...». От него исходили какая-то необъяснимая доброта, душевное спокойствие, а лучистые глаза прямо-таки умиротворяли, и мне сразу же сделалось легко и покойно. Яков Михайлович коротко охарактеризовал меня. Так я познакомился с будущим редактором «Кузнецкого рабочего», с которым впоследствии дважды пришлось возрождать газету.

Возрождение «Кузнецкого рабочего» как самостоятельного издания было, видимо, большим событием в жизни города и партийной организации, так как первый секретарь горкома Н.А.Маркин при всей его занятости принял и беседовал с нами. Я поразился его заинтересованности в газете, конкретными советами и предложениями, а напутствие воодушевляло: возродите городскую газету для всех кузнечан с их помощью…

Вышли мы из горкома партии окрыленные, но и озабоченные недельным сроком подготовительной работы. У нас не было ни помещения редакции, ни стола, за которым можно было бы присесть и поработать. У нас не было сотрудников, что удручало меня больше всего, но не ввергало в смущение моего шефа.

Как сейчас помню: первую редакционную «летучку» (вдвоем) провели тотчас же, в сквере на скамейке у памятника Ленину под беззаботное чириканье птиц. Четко распределили меж собой самые неотложные дела: кадры и помещение взял на себя редактор, а полиграфические заботы и графическое оформление будущей газеты поручались ответственному секретарю, т.е. мне. Конечно, каждому досталась еще и чисто журналистская работа по подготовке материала первого номера газеты. Вместо передовой статьи решили опубликовать интервью с Н.А. Маркиным, взять которое П.М.Калмыков брался сам.

Неделя пробежала, как во сне. Было возвращено редакции ее исконное помещение на первом этаже, занятое горкомом комсомола, появились в нем такие «зубры» местной печати, как Ф.П.Кутанов, А.Д. Славин, ежедневно забегал П.И. Мыльников, работавший в многотиражке обувной фабрики, выразил желание внештатно сотрудничать с газетой инженер этого же предприятия Я.С. Позин, поддержали нас и редактор радиовещания Х.И.Сандер, директор музея В.А.Щипанов и другие.

По мере того, как на секретарском столе росла пачка материалов в первый номер, мне становилось все беспокойнее. Причина заключалась в том, что отсутствовало клише названия газеты. Уже несколько кузнецких самодеятельных художников приходили в редакцию с эскизами заголовка, но всякий раз мы с редактором браковали их. На наш взгляд, в них не было выразительности той идеи, которую «Кузнецкий рабочий» должен был нести людям. И вот в один из дней в редакцию принес несколько графических рисунков молодой профессиональный художник-педагог А.П.Алферов, которому я и предложил попробовать создать заголовок газеты, дав максимально короткий срок – сутки. Вряд ли я надеялся на успех, срок нереальный. Каково же было мое удивление, когда на следующий день Саша (он был тогда таким молодым) принес несколько эскизов названия газеты. Выбрав «всем миром» один и согласовав его в горкоме партии, срочно изготовили в цинкографии клише «Кузнецкий рабочий». Долгое время это клише верой и правдой служило газете.

Газета – это удивительный организм, требующий к себе безграничного внимания, но и отдающий все людям. Ведь сколько починов добрых дел на предприятиях города было подхвачено и развито «Кузнецким рабочим», а сколько замечательных людей выпестовано! Вспоминаю депутата Верховного Совета СССР Г.Дубровина с завода «Кузтекстильмаш» – частого гостя редакции, Н.Гаврилову – обувщицу, Героя Социалистического Труда и тоже члена парламента, которая считала долгом и через газету общаться с избирателями. Да и в самой редакции городской газеты трудились в разные времена талантливые люди: писатели Н.М.Почивалин, Н.И. Катков, Н.Е.Крайнов, поэты В.Агафонов, В.Завьялов, В. Максимов, ученый-филолог Е.Ховрин. Я вспоминаю беззаветных газетных трудяг-журналистов: А.Д.Славина – честнейшего человека, крепкого, надежного, хотя и со слабым здоровьем, подорванным войной, Ф.П.Кутанова – большого знатока местной, да и не только, культурной жизни. А разве забудешь въедливость редакционного «грамотея» В.Д.Ерзунова – корректора «Кузнецкого рабочего», для которого пропустить ошибку в газете было личным несчастьем. Со всеми ними и при поддержке многих своих друзей – рабочих, учителей, врачей, инженеров, домохозяек, учащихся – возродился и встал твердо на ноги «Кузнецкий рабочий» в мае 1962 года. Впереди у него было все: радости побед, боль упразднения в апреле 1963 года, когда его вновь объединили с сельской газетой «Путь к коммунизму», а затем снова «воскрешение» ровно через два года и опять становление на новой, молодой основе, о чем уже рассказывал в газете У.Богдалов – талантливый журналист, интереснейший человек, тоже «сын» «Кузнецкого рабочего», как и другие его «сотоварищи» молодой тогда еще смены: В.Штирц – умница, остряк и по-детски беззащитный, но не в ущерб освещению проблем городской промышленности тяготевший к фельетонному жанру; М.Трабинович – чрезвычайно тактичный интеллектуал как в жизни, так и на газетной ниве, никогда не заслоняющийся спиной товарища, умело работающий с авторами и отыскивающий их; фотокорреспондент П.Хлапов, признающий только приоритет фотоинформации над всеми другими газетными жанрами, часами пропадающий на объектах съемки, а потом в фотолаборатории. Много сил отдали газете тогдашние корректоры К.П.Полозова – большой знаток русского языка и литературы, тактичный, выдержанный человек, Г.И.Козадаева – оптимистка, влюбленная в свое нелегкое дело, надежный товарищ.

А как не вспомнить в канун юбилея «Кузнецкого рабочего» таких его верных друзей, как П.И.Змиренков, который не только «бдил» (не допускал) гостайну на страницы газеты, но и сам пописывал, а главное подсказывал интересные и нужные простым людям темы, А.Ф.Большебратский – директор типографии, болеющий за «новации» производства газеты. Сколько тяжеловесных строк, отлитых в металл линотипистами А.Загорновой и Г.Кирилловой, сверстанных затем М.Котельниковой и отпечатанных Л.Улбутовой, прошло через натруженные руки полиграфистов! И весь этот труд для него – «Кузнецкого рабочего», приносящего людям восприятие жизни.

 

О роли юмора

Ю.Базылев,

ответственный секретарь (1976-1983 гг.)

 

«ЕСЛИ есть чувство юмора, значит, будет журналистом», – сказал обо мне М.Трабинович – мой «крестный отец» в журналистике. Он меня привел, вернее, буквально привез на машине в редакцию. И развеял одной фразой все сомнения вокруг меня – «кота в мешке» для многих.

Я тогда пришел в газету с завода на должность, которая оплачивалась вдвое меньше инженерской. Впрочем, это было тоже одним из аргументов в мою пользу. «Если так, значит – дело любимое», – прокомментировали мое решение умудренные жизнью ветераны. А в основном в штате была молодежь.

Мое чувство юмора, так высоко оцененное и ставшее для меня судьбоносным, приобрело известность благодаря «Литературной газете». Тогда, в конце шестидесятых, в ней на последней, 16-й, странице появился юмористический «Клуб 12 стульев». Он имел поистине всенародный успех, и читатели «Литературки» начинали свое знакомство с ее свежим номером буквально с последней страницы.

Обнародованная там моя фраза: «Успешно сдадим и пересдадим экзамены!», висела как лозунг в МГУ во время экзаменационной сессии.

Конечно же, журналистика оказалась намного сложнее, чем составление фраз, писание стихов или чего-то подобного школьным сочинениям. Но это хороший фундамент. Остальное – как в вождении автомобиля. К владению словом добавляются знания того, о чем пишешь. А писать приходилось обо всем, о жизни то есть, которая полна юмора и переполнена теми, кто понимает его весьма по-своему. Или вовсе не понимает.

В те «застойные» времена цензура и штатные партийные надзиратели четко следили не только за текстом, но и за подтекстом. Поэтому читавшие, например, «Литературку» тех времен, наверное, заметили, как несколько «измельчал», так ярко начавшись, «Клуб 12 стульев». На его вольности обратили внимание самые высшие сферы. Оттуда раздалась команда на места не допускать подобной крамолы.

И вот, отправляясь из редакции в отпуск, я оставил в «Кузнецком рабочем», как положено, некоторый запас материалов, в том числе целую «Литературную страницу» с подборкой своих «фраз», вовсе не подозревая, во что это выльется. Собственно, вылилось все на оставшуюся тогда «на хозяйстве» заместителя редактора Клавдию Павловну Полозову.

Областное ответственное лицо очень разгневалось, увидев в провинциальной газете нехарактерные для изданий, призванных быть агитаторами и организаторами, юморные с подтекстами фразы. Было опасение, что нахмурятся и местные компетентные органы. К их чести, надо сказать, чувство юмора у них оказалось на высоте. Инцидент как-то утрясли, хотя зам. редактора надо было долго оправдываться и доказывать очевидное. Короче, мои миниатюры увидели свет в городской газете в первый и последний для тех времен раз.

Ну а что «такого» было, например, в самой «крамольной» фразе: «Сделаем производство несбыточной мечты рентабельным»? Ну что? Ан нет! «Что это за несбыточная мечта такая?». Переведенный на наш канцелярский язык чеканный латинский императив «Хлеба и зрелищ!» в «Кузнецком рабочем» прозвучал так: «Хлебобулочных изделий и культурно-массовых мероприятий!». И в этой безобидной фразе усмотрели нежелательную вольность.

...Надвигались очередные выборы. В газете только что появились списки выдвинутых народом кандидатов. И ответственный за проведение выборной кампании из горисполкома пришел в редакцию дать в прессе извещение, чтобы кандидаты в депутаты сдавали свои фотографии на депутатские удостоверения. Это до выборов-то! Пришлось доказывать, что нельзя подобной публикацией так откровенно подчеркивать весь формализм тогдашней избирательной системы. А надо бы подождать, пока рекомендуемые кандидатуры народ единогласно изберет. Впрочем, избрали всех.

Да нет, власть-то тогда в целом юмор понимала. Однажды, когда редактор газеты Петр Степанович Дунаев заболел во время своего юбилея, мы всей редакцией пришли к нему домой с поздравлениями. Непринужденная обстановка за столом, шутки, смех. Вдруг звонок, и входит бюро ГК КПСС почти в полном составе. Наши как-то сразу «застегнулись на все пуговицы». В полнейшей тишине самый главный сказал юбиляру самые хорошие слова, пожелал всего, что надо было пожелать, и чокнулся бокалом с «юбилеющим». Поочередно чокнулись с ним и члены бюро. Газетчики были как-то оттеснены на край, в узкой комнате было не пройти – можно только встать. И я произнес с дальнего угла стола: «Нам остается только присоединиться к предыдущим чокнувшимся». На что самый главный, мило улыбнувшись, тут же отреагировал: «Но еще не совсем!». Все рассмеялись, и наше торжественное мероприятие снова обрело непринужденность.

Ну что сказать еще о юморе? Это «спасательный круг на волнах жизни». Потому что «жизнь серьезна всегда, но жить всегда серьезно нельзя». Или вот. «Я спешу посмеяться над всем, иначе мне пришлось бы заплакать».

Эти цитаты оставили мудрецы прошлого нам в наследство.

1998 год

 

Патриарх кузнецкой полиграфии

П.Дунаев,

заслуженный работник культуры России

 

1913 ГОД – точка отсчета трудовой биографии Н.П.  Абрамова. Борис Стрельников, известный   советский   журналист,     был собственным корреспондентом «Правды»  в США долгие пятнадцать лет. На одной из московских встреч с пензенскими журналистами он рассказал, что средний американец тратит на чтение газет три минуты в сутки, но внешними атрибутами культуры в США очень дорожат.

Гостеприимные янки обязательно покажут гостю в своей квартире обширный книжный стеллаж с роскошными фолиантами.

Вынимать тома из ряда книг нельзя. Да и незачем – они не настоящие. Когда хозяин еще строил дом или снимал квартиру, он заказывал художнику и роспись книжного шкафа. Тот писал на сплошном полотне ряды корешков книг. Снаружи виделись собрания сочинений Драйзера и Марка Твена, Льва Толстого и Федора Достоевского, особо чтимых в Америке.

...Я слушал Бориса Стрельникова и с грустью думал о кузнецком переплетчике Николае Петровиче Абрамове. Что бы делал этот удивительный мастер в Соединенных Штатах?

Впрочем, удивительно в Николае Петровиче не только его уникальное мастерство, удивительна вся его жизнь. Еще в 80-х годах он продолжал работать в Кузнецкой типографии. Работал, когда давным-давно ушли на пенсию люди, родившиеся много позже того времени, когда он в типографии был уже не новичком. В полиграфическое «заведение мадам Липковской» (капиталы тогда создавались производством, а не перепродажей товаров) Коля Абрамов поступил одиннадцатилетним учеником в 1913 году.

Чего он только не перевидал за свою жизнь! Старый Кузнецк, южной границей которого была нечетная сторона теперешней улицы Белинского (там, где сейчас четная, начиналось убегающее вдаль поле), строительство железнодорожного вокзала, войны, революции, смена властей, рождение «Кузнецкого рабочего» и кузнецких заводов.

А сам всю жизнь оставался в типографии, отлучившись из нее только раз, в сорок первом году. В первые месяцы войны в Кузнецке и его ближних и дальних окрестностях для контрудара под Москвой формировалась 10-я армия генерал-лейтенанта Ф.И. Голикова. Во фронтовую газету, обманув бдительность врачей, ушел страдавший сильной близорукостью кузнецкий журналист Николай Почивалин. А в армейскую типографию, созданную с помощью кузнецких полиграфистов, влился наборщик Николай Абрамов. Да так и прошагал всю войну.

Отлучка затянулась надолго. Только после демобилизации Николай Абрамов вернулся к своему ремеслу, снова ставшему мирным. Снова в родную типографию.

Здесь он знал все виды работ – от набора до верстки газеты (в типографии верстальщик называется красиво и непонятно – метранпаж). Но прикипел Николай Петрович сильнее всего к переплетному делу, кропотливому и трудному, к ремеслу, которое, кстати, составляет одну из древнейших профессий в человеческой цивилизации. И сколько древнейших памятников культуры сохранилось и дошло до наших дней только благодаря переплетам!

Быть хранителем письменного памятника культуры – вовсе не единственная функция переплета, хотя книгу без переплета и за книгу-то порой не считают. Тем более – стеллаж она определенно не украсит. И по одежке встречают не только людей. Николай Петрович считает, что «книга должна сперва чаровать взор, а потом покорять ум».

Вот он и делал до самых недавних времен переплеты... До очарования мы еще дойдем.

Начав еще школьником писать дневник – несколько разношерстных ученических тетрадей, обернутых газетами, я повез его из десятого класса на войну. И привез эти исписанные тетради, пропахшие табаком, порохом и кровью, обратно. Обтрепанные, с затершимися и выцветшими строчками тетради.

Теперь этот дневник, сохранивший дыхание войны, издан. А сохранился ли бы он сам, если бы не редкостно добротный и изящный, с золотым тиснением переплет Николая Петровича Абрамова?

Как во всех других, в моей домашней библиотеке книги тоже регистрируются в специальном журнале. Я не знаю, что во всех библиотеках пишут в графе «Примечания», в моем журнале значится или «С писательским автографом», или «Переплет Н.П.Абрамова».

Под номером 2 с таким примечанием в мой журнал занесены «Стихотворения» С.Я.Надсона одиннадцатого санкт-петербургского издания 1892 года. Переплет «Стихотворений» – это шедевр переплетного искусства. Корешок из благородного цвета кожи, прочного зеленого дерматина обложка, а самое главное – тисненный золотом, с букетом ярких цветов, алый коленкор на лицевой и оборотной стороне обложки. Переплет действительно очаровывает. Он похож на тот последний месяц жизни умирающего в Ялте Надсона, когда ему стало на время лучше.

Книг с переплетами работы Николая Петровича у меня несколько. А сколько сотен – быть может, тысяч – хранится в бесчисленных кузнецких учреждениях, в заводских бухгалтериях конторских книг, переплетенных его руками.

Десятка два лет назад, когда из Москвы постоянно посылали на периферию для выступлений перед людьми деятелей литературы и искусства, в Кузнецк приезжал поэт Лев Щеглов, известный читателям по «Клубу 12 стульев» на 16-й странице «Литературной газеты». В коллективе типографии и редакции «Кузнецкого рабочего» он выступал с обтрепанным томиком дешевенького издания в руке.

Николай Петрович предложил переплести его. Через два дня, восхищенно разглядывая радужные четкие формы заново рожденной книги, Лев Щеглов сказал, что такого бесценного гонорара за свои стихи он еще никогда не получал. И что если бы так его стихи издавали в Москве, они расходились бы миллионными тиражами.

Человек, который ведет деятельную и интересную жизнь, живет долго. Николаю Петровичу Абрамову, прошедшему бок о бок со своим заполошным веком, исполнилось девяносто пять лет. У него, как всегда, свежий и ясный ум, острая память начитанного и знающего человека.

Удивительно и прекрасно!

1998 год

 

ТЫ И БОЛЬ МОЯ, И СУДЬБА

В.Короткова,

заслуженный работник культуры России

 

80 лет – много для человека.
80 лет – совсем немного для газеты. Это возраст молодости, поиска, особенно, если из этих восьмидесяти почти двадцать пять мы прошли вместе.

Говорят, что газета живет один день. А я люблю листать старые подшивки. Перелистывая страницы, видишь, чем жил и дышал город в первые годы Советской власти, как нервно бьется пульс времени сегодня. Газета первой сообщила о строительстве обувной фабрики, о первых образцах секционной мебели «Спутник», вела поиск кузнечан, погибших в годы Великой Отечественной, чтобы навечно вписать их имена в мрамор плит на Холме Славы, рассказывала о становлении «Бума» и его первых победах на международных фестивалях.

«Журналистика – это не профессия, а состояние души, средство самоутверждения», – любил повторять редактор Петр Степанович Дунаев, под началом которого я начинала свой журналистский путь в «Кузнецком рабочем» в 1974 году. Я не была новичком в газете. Три года работы в многотиражке «За прогресс» с талантливым журналистом Вячеславом Александровичем Рождественским научили многому. Но   планка «Кузнецкого рабочего»   была выше.  Меня поражали обилие идей, тематических разработок, предлагаемых ответственным секретарем Михаилом Яковлевичем Трабиновичем; напористость Вячеслава Степановича Куляндина; необыкновенно легкое перо Валерия Николаевича Давыдова; остроумие, ироничность и способность не теряться в любой ситуации Юрия Александровича Базылева, моего «начальника», заведующего отделом. Был момент, когда мы с ним остались в редакции одни, но номер все-таки вышел... «Школа Дунаева». В те годы это были не просто слова, и не нами они были придуманы. Работать с Дунаевым было трудно, но интересно. Он был редактором, что называется, от Бога. Петр Степанович просиживал с нами вечерами, учил нас не просто описывать события, а мыслить, вникать в глубину происходящего, пропускать через сердце каждую фразу.

Долгие годы заместителем Дунаева была Клавдия Павловна Полозова. Ее интеллигентность, мягкость создавали особую атмосферу в редакции. Назвав меня по имени-отчеству в первый мой рабочий день (несмотря на мои протесты), она мягко, но решительно сказала: «Для нас вы не Верочка, а Вера Васильевна».

Очень скоро, вслед за Умяром Богдаловым, уехал в Узбекистан Трабинович, а через полгода – и сменивший его на посту ответственного секретаря Базылев перебрался в Запорожье.

– Принимайте-ка хозяйство – секретариат, – вызвал меня к себе Петр Степанович.

«Это конец», – пронеслось в голове. Об «электрическом стуле» под названием секретариат была наслышана. Ответственные секретари при Дунаеве долго не держались... К тому же мне нравилась живая работа в отделе писем, где можно было писать на любые темы. Репортажи из зала суда, статьи на темы морали, быта, культуры... Две-три статьи в номер в то время не были пределом. Да и боялась я секретариата, как огня: нужно было ладить с заведующими отделами, корректорами, а главное – «вписаться» в типографский ритм: в то время график сдачи оригиналов в набор был довольно жестким. И если снималась статья, это было «ЧП» типографского масштаба.

–  Не справлюсь, – еле выдавила я из себя.

– Ну, пока временно, а там будет видно, – подвел итог «беседы» редактор.

Пришлось снова открыть «Производство и оформление газеты» Б.Вяземского, изучать шрифты, кегли... Поздними вечерами, по нескольку раз перерисовывая макеты из «Литературки», кляла себя, что согласилась, и вспоминала, как интересно было работать корреспондентом.

В самый первый день моего секретарствования редактор не появился. Это потом я усвоила его знаменитую фразу: «Утро принадлежит человеку» – и философски относилась к его графику работы. А тогда мне пришлось самой мобилизовать свою смекалку и, действительно, «пропустив все через себя», многому научиться в тот первый день.

– Совсем неплохо, – ободрил меня появившийся после обеда редактор, – но лучше бы изменить здесь и убрать это...

С каждым днем втягиваясь в работу, я начала понимать, что ответственный секретарь в редакции вроде дирижера. Он планирует номера, собирает оригиналы и правит их, отдает после правки на машинку, рисует макет газеты, придумывает заголовки, отдает все для набора линотипистке, вычитывает оттиски... А еще начисляет гонорар в конце месяца, ведет прием посетителей, заботится о подписке...

Точна пословица: «Нет ничего более постоянного, чем временное». Сейчас мне кажется, что лучше моей работы нет. И хотя порой обижаются на меня мои молодые коллеги за чрезмерную, как они считают, требовательность, я-то знаю, что «репортера кормят ноги», и лучшее из написанного – то, что пропущено через сердце.

«Кузнецкий рабочий» делают не только журналисты. Труд газетчиков завершают наши верные друзья-полиграфисты. Газеты всего мира в те годы печатались по ночам. Но редко кто из читателей знает, какой кропотливый труд предшествовал тогда этим минутам. Сначала линотипистка (в разные годы газету набирали асы Галина Николаевна Захарова, Антонина Борисовна Загорнова,  молодая наборщица Вера Миронова)    отливала на строкоотливной машине газетные строчки – 600 строк на каждую полосу – на это уходил рабочий день. Потом эти строки, отлитые в металле,  поступали метранпажу – сначала будущую газету из них творила мастер своего дела Мария Никифоровна Котельникова, потом – всегда сосредоточенная Валентина Егоровна Гаврилова.   Последние десять лет до перехода редакции  на компьютерный набор и верстку – всегда приветливая Валентина Семеновна Дудкина. На это уходила еще одна рабочая смена. Вместе с ней работали корректоры и выпускающие.

И лишь вечерами приходили печатники. Отливались полупудовые стереотипы, долго и тщательно обрабатывались, ставились на печатные барабаны ротационной машины, между которыми пропускалась бесконечная лента рулонной бумаги. Если точнее, пятьдесят один километр в рулоне. Стереотипы хороших оттисков не давали, поэтому печатникам приходилось делать приправу – этот процесс затягивался на часы. И только глубокой ночью ротационная машина начинала стремительно втягивать в себя бумажную ленту, складывая газеты на выходе.

Семьдесят пять лет газета выпускалась в городской типографии. Сорок из них она печаталась руками Антонины Ивановны Рыжовой. Почти десять тысяч ночей!

– Клише сгорело, приезжай, замени чем-нибудь, – ночные звонки в те годы не были редкостью.

Хорошо сказать «приезжай», когда глубокая ночь, и из микрорайона не идет ни одной машины. Добиралась до типографии, то утопая в снегу, то в грязи, а там уже меня ждала хозяйка типографии Лидия Егоровна Улбутова – она всегда успевала приехать раньше. С ней вдвоем подбирали новое клише, к этому времени нагревался линотип, и вызванная среди ночи линотипистка (чаще всего это была мастер цеха Татьяна Федоровна Гордеева) набирала новый текст. Домой разъезжались на дежурной милицейской машине: к нашим ночным звонкам в милиции, похоже, привыкли и уже не удивлялись, когда мы просили помочь добраться до дома.

Однажды газета чуть не вышла без подписи редактора. По тем временам оплошность непростительная. Хорошо, печатники вовремя заметили, позвонили. За пятнадцать минут «прилетела» тогда из своего микрорайона. Видимо, метранпаж, заключая полосу, случайно положила строчку в карман халата. Обычно строчка «Редактор П.С.ДУНАЕВ» была отлита не одна, но тогда на реале у метранпажа, как назло, ни одной не оказалось. Не вызывать же из-за одной строчки линотипистку! Пришлось нам с печатницей Антониной Васильевной Лисняк подбирать ручной шрифт. Но меньше 12-го кегля (им набирали обычно рубрики) не нашли. Так и вышла редакторская  подпись внизу газеты размером  с рубрику.

Сейчас об этом вспоминаю с улыбкой и чувством грусти. Уже три года у редакции свой компьютерный центр – верстается газета по новой технологии. Заходили как-то в редакцию Антонина Борисовна Загорнова и Валентина Семеновна Дудкина – я показывала им, как ведет компьютерный набор Виктория Друзь, выверстывает полосы на дисплее Сергей Симанчев – удивлялись они и повторяли: «Красота какая... Ни цинка, ни свинца...». Если бы нашлись тогда у типографии, управления печати и города деньги на офсетную машину, не пришлось бы типографии сокращать рабочих, а нам печатать газету в частной типографии...

Как не выбросить слов из песни, так не зачеркнуть и тех лет, когда вместе с кузнецкими полиграфистами мы делали общее дело. Судьба свела меня с замечательными мастерами, людьми редкой профессии и преданности газете, полиграфистами старой школы. «Одних уж нет, а те далече»... Но остались газеты, сверстанные руками метранпажа Марии Никифоровны Котельниковой, напечатанные печатницей Антониной Ивановной Рыжовой. Остались стихи:

Полиграфист в своем трудепоэт

И слово отливает из металла.

Уходит, как в разведку, он в рассвет

И дню приносит доброе начало.

К большим делам зовет газетный лист

И в летний зной, и в ледяную стужу,

А ведь в любую строчку журналист

С полиграфистом вкладывают душу.

Не гаснут типографские огни,

Стоят на вахте люди

                      днем и ночью.

Недаром говорят:

                     они сродни

Полиграфист, и воин, и рабочий.

 

1998 год

По обращениям граждан

21 декабря 2012 года в общественной приёмной «Кузнецкого рабочего» прошёл очередной приём граждан. Его провела начальник Кузнецкого отдела Управления Росреестра по Пензенской области Г.Н.Чечёткина.

– После смерти сына нам с женой досталась 1/8 доля наследства, – сообщил первый посетитель. – Мы отдали документы снохе, пусть весь дом будет в её пользовании. Но нам приходит налог на землю.

– Простая передача документов не является законным основанием для отказа от пожизненного наследованного владения, – пояснила Галина Николаевна. – Сначала вам нужно оформить договор купли-продажи или дарения доли в доме. В дальнейшем сноха сможет оформить земельный участок в собственность в упрощённом порядке. Только после этого вы перестанете платить налог.

Одна из посетительниц обратилась за советом по поводу оформления дачи.

– Мы приобрели соседнюю дачу, которая около десяти лет находилась в заброшенном состоянии. Её хозяйка умерла, а сыну дача с полуразвалившимся домиком не нужна. Он передал нам все документы на неё. Нас интересует, с чего начинать оформление.

Ознакомившись с представленными документами, Г.Н.Чечёткина сообщила, что сын хозяйки дачи должен вступить в права наследования, после чего можно будет оформить договор купли-продажи.

Позвонившую по телефону пожилую кузнечанку интересовали режим работы Кузнецкого отдела Управления Росреестра и возможность записаться на приём по поводу подачи документов. Галина Николаевна сообщила, что отдел работает по вторникам, средам и четвергам с 9 до 18 часов, в пятницу – с 9 до 17 часов, в субботу – с 8 до 13 часов, без перерыва на обед. Предварительная запись по телефонам: 7-80-18, 7-80-24.

С 1 января 2013 года приём документов будет осуществляться не только в регистрационной службе, но и в МФЦ. Если документы отправляются по почте, они должны быть заверены нотариально, отправлены с уведомлением и описью вложения. Ведётся приём документов и в электронном виде.

В 2012 году в регион-центр редакции газеты «Кузнецкий рабочий» поступило 170 обращений. 29 обращений касались благоустройства, 8 – ремонта жилья, 18 – работы управляющих компаний, 10 – качества дорог. 16 человек обратились за разъяснениями по поводу начисления платы за жилищно-коммунальные услуги.

Больше половины вопросов, просьб и жалоб поступило во время приёмов граждан, которые проводили в нашем регион-центре глава города В.А.Майорова, главы администраций г.Кузнецка и Кузнецкого района, их заместители, а также руководители различных служб и ведомств. На какие-то вопросы посетители получали ответы непосредственно во время приёма, решение других бралось на контроль.

К сожалению, не все обоснованные претензии или просьбы решались положительно. В частности, по причине нерентабельности оказалась невозможной организация автобусного маршрута до Восточного кладбища. Бюджетный дефицит сделал невыполнимой просьбу одной из кузнечанок о щебенении дороги по улице Ульяновской. Пока её будут лишь грейдировать. На 2013 год перенесён срок спиливания деревьев по улице Волгоградской. Отложено на весну обустройство моста через Труёв на улице Фабричной...

Между тем можно привести и немало положительных примеров. Оборудовано освещение во дворе дома №238 по улице Ленина. По просьбам обратившихся в редакцию граждан прочищались ливнёвки на улицах Кирова, Дарвина. Отремонтирована лестница в доме № 269 по ул. Ленина. Были спилены или кронированы представлявшие опасность деревья на улицах «Правды», Дарвина, Кустарной площади и многих других. Одной из тружениц тыла выделено жильё в доме для ветеранов, а сироте – благоустроенная квартира.

86 человек, обратившихся в регион-центр, получили разъяснения или консультации специалистов по интересовавшим их вопросам.

Елена ТЕЛЕГИНА,

руководитель регион-центра

редакции газеты «Кузнецкий рабочий»

 

 

 

С юбилеем, товарищ Газета!

В апреле 2013 года наша городская газета «Кузнецкий рабочий» будет отмечать свой юбилей – 95-летие со дня выхода первого номера.

Несмотря на солидную цифру, наша газета молодая, ищущая новые формы работы с читателем – и недаром в последние годы её признают золотым фондом прессы.

Лично я с газетой подружился в самом начале своей службы в органах милиции, почти полвека назад. «Крёстным отцом» для меня стал корреспондент Умяр Богдалов. Это он убедил меня писать в газету о своих товарищах по службе, об интересных делах, расследуемых милицией. Так я втянулся в эту работу. Действительно, рядом со мной служили замечательные люди, отдававшие для раскрытия преступлений все свои силы, а порой и здоровье. После очередного преступления по городу начинали ходить различные слухи. И я, не раскрывая всех тонкостей оперативно-следственной работы, на страницах «Кузнецкого рабочего» рассказывал, что  произошло на самом деле, о раскрытии преступлений и о тех, кто это делал.

Сообщения о товарищах по службе заставляли других подтягиваться, могу смело сказать – сплачивало коллектив. Ни у кого не было чёрной зависти. Мне доводилось писать и о рядовых милиционерах, и об офицерах: им было одинаково тяжело в рейдах, засадах, в службе по усиленному варианту.

Газета помогала мне раскрывать преступления: не раз размещал на её страницах объявления для установления очевидцев того или иного случая. Люди откликались, приходили и давали показания, способствуя успешному завершению расследования.

Благодаря сотрудничеству с газетой я имел счастье познакомиться с П. Дунаевым, К. Полозовой, В. Крапивиным, В. Завьяловым, Я. Позиным, В. Коротковой, Г. Штурминым и, конечно, нынешним составом редакции. Это  были и есть фанаты своей журналистской работы.

Газета смело критиковала, называя конкретную фамилию того или иного «героя». А уж если редакция не получала от такого «героя» ответ на критику, то этому человеку приходилось оправдываться перед руководством города. Газета рассказывала на своих страницах о людях труда, их надеждах, заботах, о проблемах Кузнецка.

Вот и сегодня «Кузнецкий рабочий» пытается поднять проблемы города, пробудить к ним интерес кузнечан, и в первую очередь – власти.

«Кузнецкий рабочий» – глаза и голос горожан, агитатор на добрые дела. Кузнечане ждут регулярных, хотя бы раз в месяц, выступлений мэра, его замов, помощников, начальников отделов о намеченных на квартал делах и сроках их исполнения. А при следующем выступлении эти же лица доложат, что и почему не сделано, кто в этом виноват и какое за бездеятельность он получил наказание. От этого авторитет власти будет только повышаться.

Поздравляя редакцию, всех работников ГУП «Издательский дом «Кузнецкий рабочий», имеющих отношение к выпуску газеты, желаю им отличного здоровья, благополучия, больших творческих успехов, больше злободневных статей.

С юбилеем, товарищ Газета! Горожане тебя поддержат!

В. ФИРСТОВ

 

Газета в моей судьбе

 

На первом курсе педагогического колледжа сочинение на вольную тему, можно сказать, стало моим любимым занятием. 

Заниматься «сочинительством» предложила мне сокурсница Кира Егорова, мечтавшая с детства о карьере журналиста. Кира высказала идею о создании в колледже своей газеты, которая рассказывала бы о самых интересных событиях колледжа, лучших спортсменах,  преподавателях, обо всём том, что было бы актуально для студентов.

Название родилось само собой, во время ожидания первой стипендии. Да, да, так и была названа эта газета –  «СтепУха!». «Эй, Ухнем – Эй, СтепУхнем!» – это девиз первого номера, состоявшего из четырёх полос  незамысловатых студенческих творений. Первый номер мы втроем (Кира, я и Ирина Тимакова) изготовили за неделю. Он был одновременно креативным, лиричным и по-журналистски спланированным.

Пишу эту историю, перелистывая страницы нашей «Степ-Ухи». Мурашки по телу. Не знаю, смогу ли я сейчас написать так же проникновенно и чувственно. 

Следующий номер должен был быть профессиональным. Помню тот день, когда Кира буквально за руку притащила меня в редакцию газеты «Кузнецкий рабочий», в кабинет ответственного секретаря. «Вот, Вера Васильевна, привела вам пополнение», – сказала она. Я увидела перед собой светловолосую женщину в очках, со строгим взглядом, но доброй улыбкой. В кабинете сидело несколько школьников, которые  бурно обсуждали выпуск молодёжной газеты «Без нотаций». Девизом моих журналистских творений стали слова Веры Васильевны Коротковой: «Важно увидеть необычное в обычном». Наш наставник научила меня не просто рассказывать о событиях, а рассказывать о них так, чтобы читатель смог понять их важность.

Юношеский опыт в газете позволил мне продолжать «Степ-Уху» после поступления Киры в московский вуз.

Мои работы иногда  публиковались в «Кузнецком рабочем» на одной странице с теми, кто уже много лет в газете. Соседи при встрече спрашивали: «А это правда ты написала?». На тот момент я уже работала в педагогическом колледже. Многие происходящие там события имели городской или даже областной масштаб. Я стала рассказывать о них в газете.

Прошло время. Кузнецкий педагогический колледж стал Кузнецким многопрофильным колледжем и у учреждения появился свой сайт.  Мне было поручено его информационное заполнение. Пока училась составлять информацию для интернет-читателей, из лиричного подростка я превратилась в новостного репортёра. Сотрудники и студенты, увидев меня с фотоаппаратом, называют меня Шрайбикусом и спрашивают, где и когда смогут прочитать репортаж и посмотреть фото. А я, отправив информацию в газету, разместив её на различных сайтах, загрузив фото, вновь и вновь ощущаю: мой труд нужен людям.

Ирина ЗИНОВЬЕВА,

председатель молодёжного парламента

при Собрании представителей г.Кузнецка

 

 

Газета – просветитель, воспитатель, защитник

Что для меня означает городская газета? Да очень многое – и в профессиональном, и в жизненном плане. Систематически, постоянно я начал читать газету «Кузнецкий рабочий» с 1963 года. Так что у меня тоже своеобразный юбилей: я читатель с 50-летним стажем.

Газета для меня всегда была интересна и полезна. Три раза в неделю по утрам спешу к почтовому ящику, потому что знаю: сейчас прочитаю что-нибудь новое, интересное. Всем своим многолетним существованием газета подтверждает это. Необходимость газеты поддерживали интеллектуально одарённые сотрудники: незабвенный П.С. Дунаев, В.В. Короткова, М.Я. Трабинович, Г.В. Штурмин и многие другие, с кем мне многие годы довелось быть знакомым. Их материалы всегда были яркими, насыщенными новизной, написанными хорошим литературным языком. Не оставляли равнодушными и разделы, которые периодически появлялись в газете в 70-80-е годы: «Из дальних странствий возвратясь», «Краеведческие страницы», «Страница патриота». С удовольствием вспоминаю время, когда мне довелось сотрудничать на страницах газеты с известным краеведом Михаилом Грибом (мои фотографии старинных зданий плюс его историческая справка). Это был хороший творческий тандем. Итак, газета всегда просвещала, воспитывала, защищала и даже психологически успокаивала, ограждала от всей мути в лихие 90-е годы. Я как учитель очень рад, что в редакции плодотворно работали и работают мои бывшие ученики: Юлия Панкратенкова (Панасюк), Виктория Долгушова (Логинова) и Владимир Данилов. И очень приятно, что нынешний коллектив редакции во главе с А.А. Курепиной успешно продолжает славные творческие и профессиональные традиции многоопытных газетчиков прошлых лет.

И ещё одно достойное качество газеты хотелось бы отметить: многие годы она своим названием демонстрирует уважение к труду – «Трудовой путь», «Кузнецкий рабочий».

Очень насыщенно и содержательно в газете был отражён прошедший Год истории. Будем надеяться, что и наступивший год, объявленный Президентом РФ Годом защиты окружающей среды, тоже займёт достойное место на страницах городского печатного издания.

В преддверии юбилейной даты желаю коллективу редакции и всего издательского дома «Кузнецкий рабочий» – будьте духовно здоровы, творчески успешны, а газета пусть будет всегда желанна в каждой кузнецкой семье.

А. СТЕПАНОВ,

учитель истории, ветеран труда

 

Мои друзья, товарищи газеты

Верно сказал один философ, что журналисты, поэты и художники – близнецы-братья на ниве исканий и открытий высоких истин и созидательных идеалов красоты.

Я в Кузнецк приехал в 1957 году после окончания Саратовского художественного училища им. А.П. Боголюбова. Как-то, делая на улице зарисовки, познакомился с юношей, который оказался фотокорреспондентом городской газеты Игорем Кутановым, сыном старейшего журналиста города Ф.П. Кутанова. Позже я познакомился и с самим Фёдором Петровичем, и наша дружба затем длилась долгие годы. Именно Фёдор Петрович впервые пригласил меня в редакцию «Кузнецкого рабочего», свёл с тогдашним редактором газеты Сергеем Дмитриевичем Виноградовым, ответственным секретарём газеты М.К. Булкиной, корреспондентами, а позже – известными поэтами и писателями Г.И. Крыловым, А.А. Сазоновым, В. Шатиным, А. Козадаевым.

Помню, редактор сразу дал мне тогда задание нарисовать для газеты несколько заголовков. Это теперь компьютеры творят чудеса, а в далёкие 50-е годы многое приходилось  делать вручную, в том числе и нам, художникам. Немало я тогда потратил труда и фантазии, пока мои заголовки тушью на бумаге не стали цинковыми клише. Тогда-то я познакомился и с директором типографии А.Ф. Большебратским, и замечательным переплётчиком Н.П. Абрамовым, которые очень много помогали мне потом добрыми советами.

Сейчас я с волнением перелистываю пожелтевшие вырезки тех давних газет и любуюсь на свои рисунки, заголовки тематических страниц, рубрики, дружеские шаржи, иллюстрации к стихам и рассказам местных поэтов и прозаиков: в них – не просто работа художника, а отражение истории всей нашей страны, прежней жизни Кузнецка, судеб его жителей, интересов и чаяний горожан. Вот хотя бы серия таких рисунков: «Строится школа №10», «Кузнецк в лесах новостроек», «Завод стройдеталей», «Первые электровозы», «Магазин будущего – «Восход»... Кстати, сейчас вид обновлённого здания этого торгового  центра очень близок к той давней моей рисованной фантазии…

С годами редакция городской газеты не раз меняла место своего расположения, не раз я рисовал все новые заголовки самой газеты, менялись редакторы, корреспонденты. И со сколькими интересными и талантливыми людьми я познакомился благодаря газете! Сколько было одних только поэтов и писателей: Николай Почивалин, Лариса Яшина, Виктор Агапов, Фёдор Ракушин, Вячеслав Рождественский, Василий Завьялов, Геннадий Штурмин, Юрий Самсонов, Юрий Базылев, Умяр Богдалов… и редакторы П.С. Дунаев, М.Я. Трабинович. На встречах в литературном объединении они читали свои стихи, рассказы, а я их рисовал. Портреты многих из них потом выставлялись на выставках в Кузнецке, Пензе, Саратове.

Тесно общаясь с творческим активом редакции, я и сам стал писать в газету заметки, делать обзоры выставок и репортажи с различных мероприятий. Все эти вырезки я до сих пор берегу, потому что это – история Кузнецка и кузнечан, история нашей быстро текущей жизни.

Я и сегодня при любой возможности стараюсь побывать в редакции газеты, пообщаться с её сегодняшними талантливыми сотрудниками: редактором А. Курепиной, журналистами О. Подраменской, И. Китовой, Е. Телегиной, В. Даниловым, которые пишут свои замечательные статьи и обзоры, как писали их предыдущие профессионалы и журналисты – Г. Штурмин и В. Короткова.

Вместе с журналистами я горжусь, что «Кузнецкий рабочий» – единственная газета из всех наших областных, в шестой раз подряд включается в «Золотой фонд прессы» России. Это очень о многом говорит и ко многому обязывает. Это прекрасный задел творческого коллектива газеты и всех работников ГУП «Издательский дом «Кузнецкий рабочий», имеющих отношение к выпуску газеты на пороге 95-летия. Хочется верить, что «Кузнецкий рабочий» и впредь будет оставаться верным другом и помощником  десятков тысяч граждан города и района.

А. АЛФЕРОВ,

художник, заслуженный

работник культуры РСФСР,

почётный гражданин г. Кузнецка

 

 

Как страничка жизненной повести

С «Кузнецким рабочим» я познакомилась сразу же, как только ступила на перрон вокзала станции Кузнецк: подошла к киоску «Союзпечать» и попросила местную газету. Газета стала моим первым «гидом» по незнакомому ещё тогда городу и неотъемлемой частью моей дальнейшей жизни.

Шли 70-е годы прошлого века. Читаю в газете лаконичную информацию: «Экипаж теплохода «Кузнецк» поздравляет жителей города Кузнецка с праздником Великого Октября». Среди базовых школ Дворца культуры «Юность» был объявлен конкурс рисунков на «морскую» тему, лучшие из них переданы в «красный уголок» теплохода. Так на его борту «прописалась» «выставка живописи» и побывала в гостях у ровесников Японии и Кореи, Филиппин, Индонезии, Австралии... В порт приписки на Сахалин шли письма «землякам-кузнечанам», посылки, газеты… Интересное было время!

Я как педагог всегда находила в газете тему для классного часа. В образовательном цикле местная пресса использовалась постоянно. С её помощью можно было что-то обсудить, поспорить, даже почитать стихи кузнецких поэтов. При объяснении тем экономики приводились в пример фабрики и заводы города. Знакомые названия способствовали усвоению материала. До сих пор помню статьи спецкора Вячеслава Куляндина и собкора «Пензенской правды» по Кузнецку Алексея Козадаева. Богатейший дополнительный материал по краеведению давали публикации внештатного автора Якова Позина.

Моими подопечными были те, кто готовился служить в армии, и кто уже отслужил – десантники, ракетчики, моряки, сапёры и так далее. Народ серьёзный, найти общий язык с ними было просто необходимо. И вновь пришла на помощь газета. Тема урока написана на доске: чтение вслух рассказа из газеты «Кузнецкий рабочий» «Валенки», автор Петров. Рассказ потряс. Без лишних слов и назидательной морали каждый понял для себя что-то важное. Уходят молча, переживая в душе только что прозвучавшее – цель урока достигнута.

Газета отражала всю массовую работу школьного отдела в новом очаге культуры. Освещала мероприятия, совместный отдых родителей и детей. Начала давать информации в газету и я – впервые это произошло в 1974 году. Четыре десятилетия сотрудничества. Выбрала я всё-таки стезю педагога, но газета по-прежнему помогала, удивляла, шокировала, пленила.

За 95 лет газета прошла путь немалый. Каждый редактор вносил свою лепту в её историю. Мне довелось сотрудничать с тремя из них. П.С. Дунаев преобразовал газету как по форме, так и по содержанию, подготовил кадры, обучил многих из тех, кто работал в газете в дальнейшем. Несколько переломных лет газетой руководил М.Я. Трабинович – сложное и интересное было время. В 2001 году редактором стала А.А. Курепина. Это женщина, сил и энергии которой хватает не только на творчество и выбор стратегии и тактики средства массовой информации, но и на большие хозяйственные дела: ремонт здания, обновление материальной базы и оборудования. Кроме того, она ведёт и большую исследовательскую, краеведческую работу, является членом кузнецкого землячества.

Мы рады, что газета который год подряд входит в «Золотой фонд прессы», что в 2012 году предприятие «Издательский дом «Кузнецкий рабочий» помещено на городской Доске почёта.

Поздравляю коллектив с юбилеем и желаю успешно разрешать все задачи.

Г. Шилова

Сотрудничество продолжается

По опыту знаю, как зачастую до предела бывают загружены рабочие дни руководителей предприятий и организаций. Особенно в утренние часы, когда требуется подписать какие-то документы, решить важные производственные вопросы, нанести деловые визиты и т.д. Однако я, как и многие мои коллеги, в дни выхода "Кузнецкого рабочего" стараюсь выкроить время на то, чтобы ознакомиться с тем, о чём пишет газета. Она – источник новостей и полезной информации.

В семье моих родителей, в моей семье она была и остаётся газетой №1, а потому на протяжении многих лет мы остаёмся преданными её подписчиками. Через это издание до горожан доносятся решения, принимаемые депутатами Собрания представителей. "Кузнецкий рабочий" знакомит читателей с деятельностью исполнительной власти города, с перспективами его развития. Почти в каждом номере рассказывается о земляках, достигших успехов в бизнесе, отличившихся в ратном деле, покоривших спортивные или творческие высоты, являющихся примером в труде или учёбе. Воспоминания ветеранов и память об ушедших ветеранах – это страницы истории, дань уважения к тем, кто посвятил свою жизнь служению Родине, идее, развитию и процветанию родного города.

На страницах газеты поднимаются злободневные темы, касающиеся благоустройства Кузнецка, проблем в сфере ЖКХ, оплаты за коммунальные услуги. Ни одна публикация не остаётся без внимания властей, руководителей служб и ведомств. Нередко по ним принимаются положительные решения.

Коснусь того, что близко мне, – медицины. В 2011 и 2012 годах в "Кузнецком рабочем" публиковалась немало статей о ходе модернизации учреждений здравоохранения города, работе центра здоровья, выступлений врачей-специалистов, предупреждавших о распространении каких-либо болезней и методах профилактики. И в 2013 году сотрудничество медицинских учреждений с газетой продолжается.

В газете регулярно печатаются письма читателей, а это значит, что люди доверяют газете, которая три раза в неделю входит в наши дома, неся позитив и полезные сведения. И каждый раз чувствуется, что журналисты, работающие над выпуском, стараются донести до читателей не только максимум информации, но и доброе отношение к тем, для кого трудятся. Спасибо им за это.

95 лет – это солидный возраст для газеты, который, однако, является хорошей стартовой площадкой в следующие 95 и более лет. Желаю коллективу редакции творческих успехов, оптимизма и удачи!

Г.ДЕРЯБИНА,

главный врач ГБУЗ "Кузнецкая городская

детская больница",  депутат Собрания

представителей г. Кузнецка

 

 

Наша газета была всегда!

Двадцатый век вполне можно назвать, как сказали бы сейчас, веком торжества «печатных носителей».

В 60-е годы каждый выписывал то, что хотел и что обязывали. Мой отец, член КПСС с 1943 года, – «Правду» (это было обязательно), «Известия» – для всех; мама – журналы «Работница» и «Здоровье»; я, в зависимости от возраста, – «Весёлые картинки», журнал «Костёр», «Пионерскую правду», «Комсомольскую правду» (обязательно), журнал «Техника – молодёжи».

А что же сейчас? «Правда» стала оппозиционной, «Известия» – все на ТВ, «Работница» потолстела и подорожала, «Картинки» стали невесёлыми, «Костёр» погас, вместо «Техники – молодёжи» – «Биржевые новости». А что же осталось?

Остался «Кузнецкий рабочий» – какие бы названия он не носил. Наша семья выписывает эту газету с 1955 года, когда мы переехали из Пензы в Кузнецк.

Всё течёт, всё изменяется. Я отслужил в дальних краях, где путали Пензу и Пермь. Ушли в мир иной мама и папа. Я со своей семьёй перебрался в Южный микрорайон, а почтальон всё так же продолжает носить по моему адресу «Кузнецкий рабочий». И это закономерно, ведь в газете есть все городские новости в области культуры, спорта, злободневного сейчас ЖКХ, образования, других сфер жизни (хотя жаль, что исчезла «Литературная страница» и нечасто бывает рубрика «Вопрос-ответ»). Здесь нет предвзятых мнений – только события и факты.

Кто-то облюбовал другие печатные издания, многие черпают информацию из бездонного Интернета. Но чтобы ни говорили пророки и провидцы, газета ещё на долгие годы останется умным собеседником, знающим специалистом, грамотным советчиком. И я верю, что среди моря толстых столичных и многоцветных областных газет останется наш островок, «Кузнецкого рабочего», который и в свои 95 не утратил привлекательности, а самое главное – необходимости.

Н. КРАСИЛЬНИКОВ

Моя газета: не ментор, а друг
и коллега…

Пятьдесят подшивок городской газеты мы, музейщики, между собой называем кузнецкой энциклопедией.

Составляя хронологическую летопись культуры города, я прочла эти «тома» в типографских твердых переплетах в буквальном смысле от корки до корки.

В газетах 50-х годов познавательны и содержательны статьи Ф.П. Кутанова.

31 декабря 1965 года специальный красочный новогодний номер газеты как редактор подписал П.С. Дунаев. По содержанию газеты прослеживалась личность самого Петра Степановича. Появились рубрики «Нам пишите, нам звоните», «На огонёк в редакцию», было организовано литобъединение, которым руководил Г.Н. Зимняков (в замах у него был сам П.С. Дунаев). Большое внимание уделялось заголовкам, объявлялись творческие конкурсы.

П.С. Дунаев имел мощный характер. Вдохновенная работоспособность в сочетании с редкой эрудицией позволили ему проявить себя как журналисту и как исследователю. А увлекался он многим. Проявлял живой интерес к истории. Из его статей, подписанных «П. Оленин», мы узнаем об архитектуре, астрономии, об одаренных современниках.

Долгие годы в газете работали яркие творческие личности – В.В. Короткова, В.П. Завьялов, Г.В. Штурмин.

Моё сотрудничество с газетой исчисляется четырьмя десятками лет. П.С. Дунаев дал мне темы для нескольких заметок. Последующие публикации чаще всего были посвящены точкам роста в культуре и знаковым событиям в жизни отрасли, коих было немало. Посчастливилось написать о многих людях, которых уже нет с нами, но я помню их до сих пор и отношусь к их творческому наследию с большим трепетом: о Г.Г. Резанове, З.В. Черновой, В.М. Семейкиной, В.М. Овечкине, Г.Ф. Гаранине, В.Г. Селиванове, В.И. Евплове, Л.А. Чернобровкиной.

Современный «Кузнецкий рабочий» – моя газета, она чутко реагирует на многие нюансы городской жизни. Я чувствую, что по многим темам газета ищет решение вместе со мной, не боится наступить на больную «общественную мозоль». Ей чужд менторский тон, газета будоражит мысль, точно улавливает проблемы городского сообщества и выносит их на обсуждение широкой аудитории читателей.

Составными частями успеха «Кузнецкого рабочего» – издания, входящего в «Золотой фонд прессы» России – являются работоспособный коллектив, возглавляемый лидером
А.А. Курепиной, и бережное отношение к авторским материалам.

Анну Александровну я отношу к людям зоркого и умного сердца. С интересом читаю её редакторские колонки, ценю статьи О.В. Подраменской, В.Г. Данилова. Жду краеведческие материалы М.В. Гриба, литературные очерки В.П. Фирстова.

Желаю всему коллективу творческих удач, креативных публикаций на благо всех, кого волнует настоящее и заботит будущее Кузнецка.

 

Л. СИМАКОВА,

методист КМВЦ