21 ноября 2019, четверг
Областные новости
21.11.2019
Исполнительная дирекция Региональной премии в области развития общественных связей «Серебряный лучник» - Приволжье продолжает прием заявок на участие.
21.11.2019
Предприятия Пензенской области принимают участие в Международной выставке «Мебель - 2019», которая проходит с 18 по 22 ноября 2019 года в Москве на территории ЦВК «Экспоцентр».

Яндекс.Погода

Социальная сфера

25.06.2019

Я убит подо Ржевом…

Это известное стихотворение Александр Твардовский написал в 1946 году. Его пронзительные строки настолько врезаются в душу, что почти все они давно стали цитатами.
Я убит подо Ржевом,
В безымянном  болоте,
В пятой роте, на левом,
При жестоком налёте…
Так мог сказать о себе Петр Васильевич Раков, тридцати девяти лет от роду, рядовой 375-й стрелковой дивизии, призванный на фронт Камешкирским райвоенкоматом в первые дни Великой Отечественной войны.
Дома, в селе Камышинка, остались жена и пятеро детей, самой младшей едва исполнилось четыре месяца. Ждали весточки с фронта, пришло два-три письма, а уже в апреле 1942 года – похоронка. Жена сокрушалась – даже фотографии на память не осталось.
Прямо перед войной в село заглянул городской фотограф, пообещал, что отреставрирует имеющиеся фотографии, собрал с сельчан снимки и был таков.
После войны в соседнее село вернулся безногий солдат. Он тоже участвовал в боях под Ржевом и рассказывал, что в начале 1942 года видел Петра, говорил с ним всего несколько минут. «Там было такое пекло, мёртвые в несколько слоёв лежали, за всю войну подобного ужаса не испытывал, – эти слова запомнили подросшие к тому времени дети Петра Ракова.
Его вдова, Евдокия Николаевна, замуж больше не выходила. Вырастила, поставила на ноги всех своих детей. Прожила она большую жизнь, до 90 лет. Времена были трудные, главная её забота в те годы – чтоб дети были здоровы, накормлены, определились в жизни. Конечно, ей очень хотелось побывать на могиле мужа. Говорила, что мечтает встать на колени в чистом поле у деревни Ванеево, где, как сообщалось в похоронке, лежит её Пётр, поплакать о нём. Но времена были непростые, такой возможности съездить в Ржевский район у семьи не было. А потом и возраст не позволил.
Мечту вдовы солдата осуществили внуки. Появились возможности делать запросы в архивы, большой поддержкой в этом деле стал Интернет. 
Внук Петра Ракова, Владимир Алексеевич Назаров, отыскал место перезахоронения деда. В донесениях о безвозвратных потерях значилось, что первичное  захоронение красноармейца П.В. Ракова – деревня  Ванеево Ржевского района, вернее, в километре от неё к юго-западу. С помощью проекта «Дорога памяти» уточнил, что в 1956 году прах воинов оттуда был перезахоронен в братской могиле в деревне Сухуша сельского поселения Чертолино.
На семейном совете решили – надо ехать! В этом году свой отпуск Владимир Назаров, его жена Зоя Алексеевна и сын Алексей посвятили поездке к деду. Буквально накануне отъезда Владимир Алексеевич пообщался с епископом Кузнецким и Никольским преосвященным Нестором, рассказал о своих планах. И Владыка благословил его на это благое дело.
«И знаете, – говорит В.А. Назаров, – всё у нас в этой поездке было удачным. Сначала съездили в Верхозим, где похоронена бабушка, вдова П.В. Ракова. Взяли землицы с её могилы. Поехали через Москву, остановились там на несколько дней у дочери. Выезжали из столицы рано, цветочные киоски на пути не попались. Но на заправочной станции сумели купить гвоздики. 
Въехали в Ржевский район. То слева, то справа – обелиски погибшим воинам. Приехали в деревню Сухуша. Там красивый мемориальный комплекс, плиты с фамилиями захороненных бойцов. А дождь лил не переставая. Но только мы подъехали к комплексу, как он, словно по заказу, прекратился.
Трудно передать чувства, которые мы испытали, когда на одной из плит прочитали фамилию деда. Это свидание с человеком, которого я ни разу не видел и даже моя мать не помнила, потому что ей в 1941 году, когда его забирали на фронт, было всего 4 месяца. И которого мы всё равно всей душой любили, сокрушались о его гибели, хотели побывать на его могиле».
Совсем короткое свидание. Положили цветы, мысленно поговорили с погибшим в 1942 году солдатом, собрали земли с братской могилы. Так мало времени вместе – и память на всю оставшуюся жизнь.
И такое светлое чувство озарило душу, сознание выполненного долга и благодарность всем, кто погиб, защищая Родину.
«Нам свои боевые
Не носить ордена.
Вам – всё это, живые.
Нам – отрада одна:
Что недаром боролись
Мы за родину-мать.
Пусть не слышен наш голос – 
Вы должны его знать».
Так писал А. Твардовский.
Первая фраза, которую Нина Петровна сказала, когда Назаровы вернулись домой: «Сыночек, как я вас ждала!». Как будто отца с фронта дождалась. А потом долго плакала, гладив руками мешочек с землёй из далёкой ржевской деревни, с братской могилы, где  покоится прах её отца.
Часть земли рассыпали на могиле родственников в Камышинке – родине погибшего П.В. Ракова. А часть отвезли в Верхозим – на могилу его жены и трёх дочерей.
А в мыслях опять строки А. Твардовского:
Я вам жизнь завещаю, –
Что я больше могу?
Завещаю в той жизни
Вам счастливыми быть
И родимой Отчизне
С честью дальше служить.
Горевать – горделиво,
Не клонясь головой,
Ликовать – не хвастливо
В час победы самой.
И беречь её свято,
Братья, счастье своё –
В память воина-брата,
Что погиб за неё.
А. КУРЕПИНА

Это известное стихотворение Александр Твардовский написал в 1946 году. Его пронзительные строки настолько врезаются в душу, что почти все они давно стали цитатами.

Я убит подо Ржевом,

В безымянном болоте,

В пятой роте, на левом,

При жестоком налёте…

Так мог сказать о себе Петр Васильевич Раков, тридцати девяти лет от роду, рядовой 375-й стрелковой дивизии, призванный на фронт Камешкирским райвоенкоматом в первые дни Великой Отечественной войны.

Дома, в селе Камышинка, остались жена и пятеро детей, самой младшей едва исполнилось четыре месяца. Ждали весточки с фронта, пришло два-три письма, а уже в апреле 1942 года – похоронка. Жена сокрушалась – даже фотографии на память не осталось.

Прямо перед войной в село заглянул городской фотограф, пообещал, что отреставрирует имеющиеся фотографии, собрал с сельчан снимки и был таков.

После войны в соседнее село вернулся безногий солдат. Он тоже участвовал в боях под Ржевом и рассказывал, что в начале 1942 года видел Петра, говорил с ним всего несколько минут. «Там было такое пекло, мёртвые в несколько слоёв лежали, за всю войну подобного ужаса не испытывал, – эти слова запомнили подросшие к тому времени дети Петра Ракова.

Его вдова, Евдокия Николаевна, замуж больше не выходила. Вырастила, поставила на ноги всех своих детей. Прожила она большую жизнь, до 90 лет. Времена были трудные, главная её забота в те годы – чтоб дети были здоровы, накормлены, определились в жизни. Конечно, ей очень хотелось побывать на могиле мужа. Говорила, что мечтает встать на колени в чистом поле у деревни Ванеево, где, как сообщалось в похоронке, лежит её Пётр, поплакать о нём. Но времена были непростые, такой возможности съездить в Ржевский район у семьи не было. А потом и возраст не позволил.

Мечту вдовы солдата осуществили внуки. Появились возможности делать запросы в архивы, большой поддержкой в этом деле стал Интернет.

Внук Петра Ракова, Владимир Алексеевич Назаров, отыскал место перезахоронения деда. В донесениях о безвозвратных потерях значилось, что первичное захоронение красноармейца П.В. Ракова – деревня Ванеево Ржевского района, вернее, в километре от неё к юго-западу. С помощью проекта «Дорога памяти» уточнил, что в 1956 году прах воинов оттуда был перезахоронен в братской могиле в деревне Сухуша сельского поселения Чертолино.

На семейном совете решили – надо ехать! В этом году свой отпуск Владимир Назаров, его жена Зоя Алексеевна и сын Алексей посвятили поездке к деду. Буквально накануне отъезда Владимир Алексеевич пообщался с епископом Кузнецким и Никольским преосвященным Нестором, рассказал о своих планах. И Владыка благословил его на это благое дело.

«И знаете, – говорит В.А. Назаров, – всё у нас в этой поездке было удачным. Сначала съездили в Верхозим, где похоронена бабушка, вдова П.В. Ракова. Взяли землицы с её могилы. Поехали через Москву, остановились там на несколько дней у дочери. Выезжали из столицы рано, цветочные киоски на пути не попались. Но на заправочной станции сумели купить гвоздики.

Въехали в Ржевский район. То слева, то справа – обелиски погибшим воинам. Приехали в деревню Сухуша. Там красивый мемориальный комплекс, плиты с фамилиями захороненных бойцов. А дождь лил не переставая. Но только мы подъехали к комплексу, как он, словно по заказу, прекратился.

Трудно передать чувства, которые мы испытали, когда на одной из плит прочитали фамилию деда. Это свидание с человеком, которого я ни разу не видел и даже моя мать не помнила, потому что ей в 1941 году, когда его забирали на фронт, было всего 4 месяца. И которого мы всё равно всей душой любили, сокрушались о его гибели, хотели побывать на его могиле».

Совсем короткое свидание. Положили цветы, мысленно поговорили с погибшим в 1942 году солдатом, собрали земли с братской могилы. Так мало времени вместе – и память на всю оставшуюся жизнь.

И такое светлое чувство озарило душу, сознание выполненного долга и благодарность всем, кто погиб, защищая Родину.

«Нам свои боевые

Не носить ордена.

Вам – всё это, живые.

Нам – отрада одна:

Что недаром боролись

Мы за родину-мать.

Пусть не слышен наш голос –

Вы должны его знать».

Так писал А. Твардовский.

Первая фраза, которую Нина Петровна сказала, когда Назаровы вернулись домой: «Сыночек, как я вас ждала!». Как будто отца с фронта дождалась. А потом долго плакала, гладив руками мешочек с землёй из далёкой ржевской деревни, с братской могилы, где покоится прах её отца.

Часть земли рассыпали на могиле родственников в Камышинке – родине погибшего П.В. Ракова. А часть отвезли в Верхозим – на могилу его жены и трёх дочерей.

А в мыслях опять строки А. Твардовского:

Я вам жизнь завещаю, –

Что я больше могу?

Завещаю в той жизни

Вам счастливыми быть

И родимой Отчизне

С честью дальше служить.

Горевать – горделиво,

Не клонясь головой,

Ликовать – не хвастливо

В час победы самой.

И беречь её свято,

Братья, счастье своё –

В память воина-брата,

Что погиб за неё.

А.Курепина

Ржев от Москвы недалеко, чуть более 200 километров. Почти сразу за Волоколамском. И там в 1941-1943 годах шли очень кровопролитные бои. По подсчётам военных историков, в Ржевской битве общие потери армии составили более миллиона человек. С лица земли были снесены десятки деревень, сам Ржев был разрушен до основания, чуть больше 200 домов остались целыми. А ведь до войны там жили 56 тысяч человек.

Ржев освободили 3 марта 1943 года. Отстроили заново. Одним из первых в стране в 1963 году здесь появился огромный 25-метровый обелиск, установленный  на массивном гранитном постаменте на крутом берегу Волги, на кургане Славы. Ржеву присвоено звание города воинской Славы, он награждён орденом Отечественной войны i степени.

 

В сельское поселение Чертолино входит 51 населённый пункт. В самом посёлке проживают 165 человек, во многих деревнях – по 10-20 человек, всего население этого поселения – 1498 человек. В деревне Сухуша проживают 12 человек. Это они в основном ухаживают за братской могилой, где похоронены 3289 человек, в том числе и наш земляк Пётр Раков.

А всего в границах сельского поселения Чертолино есть шесть братских могил, известны 14 тысяч  имён погибших воинов, они выбиты на гранитных плитах этих мемориалов.

Оставить комментарий